Переговоры Путина и Эрдогана могут завершиться «сюрпризом»

Переговоры Путина и Эрдогана могут завершиться «сюрпризом»

«Сюрпризом» может закончиться встреча президента Турции Реджепа Тайип Эрдогана с Владимиром Путиным, запланированная на 29 сентября в Сочи. Так считает автор статьи для турецкого издания Milliyet Дидем Озель Тюмер.

Особое внимание он обратил на заявления турецкого президента о том, что на встрече «без участия кого-либо в качестве третьей стороны» будут приняты важные решения по турецко-российским отношениям и на недовольство, высказанное в адрес Джо Байдена и в целом США.

«Завтра они не смогут сказать: „Почему вы не покупаете F-35?“ Если вы не даете, мы не покупаем. Тогда мы стучимся в другие двери», — цитирует автор.

Он также напоминает, что Эрдоган не раз подчеркивал, что вопрос покупки российских систем С-400 для России закрыт.

При этом стоит напомнить, что Турция по-прежнему не признает Крым российским, а ситуация в Сирии остается сложной. По словам пресс-секретаря российского президента Дмитрия Пескова, на переговорах как раз и будут обсуждаться вопросы двусторонних отношений, а также региональные проблемы. Так какие сюрпризы может преподнести сочинская встреча?

Эксперт Международного дискуссионного клуба «Валдай» Фархад Ибрагимов считает, что ситуация для Эрдогана достаточно простая.

— Он рассчитывал на встречу в США с Джо Байденом, но она не состоялась. Тот факт, что с трибуны ООН Эрдоган заявил об ухудшающихся американо-турецких отношениях говорит, что ему сейчас надо срочно заручиться поддержкой другой великой державы, поэтому он и приезжает сейчас в Россию.

Он попытается договориться с Путиным об определенных продвижениях по Сирии, потому что глава Минобороны Турции Хулуси Акар в несколько обидчивой форме заявил, что они с Москвой не так договаривались, что якобы Москва не соблюдает взятые на себя в рамках урегулирования сирийского кризиса обязательства.

Сейчас перед Эрдоганом стоит самая главная задача решить именно этот вопрос. У Америки поддержкой он не заручился, Байден его категорически не воспринимает, не хочет с ним никаких отношений, напротив, начал финансировать курдских боевиков, чтобы ситуацию в Турции расшатать изнутри.

Это не удивительно. Если вспомнить попытку переворота 2016 года, то кто за этим стоял? Конечно, Байден, который тогда был вице-президентом. Если бы сейчас у власти был Дональд Трамп, ситуация была бы кардинально другой, хотя антитурецкая риторика все равно бы сохранялась.

«Сюрприз» сейчас может готовиться в рамках ситуации в Сирии: Москва и Анкара могут реально о чем-то договориться. Многое будет зависеть от Ирана, потому что его мнение спрашивают и не могут не учитывать при принятии решений по Сирии. Эрдоган, как опытный и дальновидный политик, все это принимает во внимание, понимает, что ему срочно надо договариваться с Россией.

«СП»: — Но ведь уже не раз договаривались. О чем же еще может идти речь?

— Очень многие эксперты считают, что якобы Россия и Иран готовы полностью вытеснить Турцию из Сирии, выдавливают турецких прокси и турецкую армию с севера страны, главным образом из Идлиба, потому что основное ядро и управление турецкой армии там. Чтобы этого не произошло, перед Эрдоганом и стоит задача договориться, чтобы меморандум между Россией и Турцией продолжал сохранять силу, а он подразумевает сохранение турецкого присутствия в Идлибе.

Здесь палка о двух концах. С точки зрения наших интересов было бы предпочтительнее, чтобы в Идлиб пришли сирийские войска, в конце концов, это суверенная территория Сирии.

С другой стороны, есть турецкий фактор: турки опираются на то, что не могут оттуда уйти, потому что таким образом сдерживают беженцев. Большое количество беженцев находится в Турции, они пытаются их вернуть обратно, хотя мне это представляется мало реалистичным.

Сейчас каждый будет стараться продавливать свой интерес. Интерес Москвы, как я полагаю — полностью убрать Турцию из Сирии, потому что турецкий фактор, по мнению некоторых экспертов, является не стабильность в Сирии, а наоборот, дестабилизация. Меморандум — наиболее эффективный способ сохранить довольно теплые партнёрские отношения между этими тремя странами в сирийском направлении.

Думаю, что сейчас Россия будет исходить из того, что ассадовские силы не будут выдавливать Турцию. Анкара наверняка хочет, чтобы Москвы была в этом посредником или партнёром, или просто не вмешивалась в чисто сирийско-турецкие отношения. В Сирии хотя обратного и также хотят заручиться поддержкой России.

«СП»: — Какие вопросы еще могут обсуждать и не будет ли там «сюрпризов»?

— Говорят, что будет обсуждаться Карабах, но, не думаю, что эта тема будет первостепенной. Она сейчас не является значимой.

Думаю, что будет затронут экономический аспект. Недавно, например, было заявлено, что Турция не будет признавать российские вакцины, кроме «Спутника V». Эти мелкие барьеры сейчас также будут обсуждать, чтобы их устранить.

Не думаю, что разговор зайдет о Крыме. Есть принципиальные вещи, на которые Эрдоган никогда не пойдет. Скажу больше — он и украинским Крым не считает. Чтобы быть последовательным, турецкий лидер пытается опираться на так называемое международное право в рамках ООН, которое подразумевает территориальную целостность государства, поэтому Эрдоган и старается маневрировать между Россией и Украиной.

Украину он терять не хочет. Это важный рынок сбыта турецкой продукции, в том числе военной. Думаю, Москва будет ставить перед ним эти вопросы, потому что есть определенные раздражители в российско-турецких отношениях, один из которых украинский аспект.

«СП»: — Насколько можно доверять Эрдогану, Турции?

— Часто спекулируют на том, что Турция не друг, не союзник. Нельзя, конечно, назвать Турцию союзником, она все-таки член НАТО, но назвать врагом я бы не стал. Турция преследует свои интересы, она стала вести себя абсолютно независимо, в том числе от американцев, которых это серьезно раздражает.

Их также раздражает наметившееся усиление российско-турецких отношений: отдельно взятые конгрессмены и сенаторы предлагают Турции разорвать все отношения с Москвой, не покупать С-400, отказаться от внешней политики, перестать проводить так называемые репрессии внутри своей страны и тогда у США с Анкарой все будет прекрасно, курдов финансировать не будут. Конечно, Эрдогана это раздражает. Какого политика, любящего свою страну, это устраивало бы?

Эрдоган приезжает в Москву, чтобы заручиться в определенной степени поддержкой, чтобы определить контуры игры на сирийском направлении, что для Анкары очень важно.

Рассматривая российско-турецкие отношения, надо исходить из того, что каждый аспект рассматривать спокойно: с точки зрения экономики все спокойно, интересы одинаковы, с точки зрения Сирии интересы расходятся. Все очень неоднородно и подходить надо очень скрупулезно, чтобы потом не дойти до непредсказуемых последствий.

Источник

oppp.ru

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика