За «Северный поток-2» началась схватка среди «башен Кремля»

За «Северный поток-2» началась схватка среди «башен Кремля»

Глава «Роснефти» и ответственный секретарь президентской комиссии по ТЭК Игорь Сечин обратился к президенту России Владимиру Путину с просьбой разрешить экспортировать в Европу десять миллиардов кубометров газа в год. Свою просьбу он мотивировал рекордным ростом стоимости газа в Европе — до 585 долларов за тысячу кубометров. Сечин убежден, что начало экспорта позволит увеличить доходы бюджета России.

Как пишет «Коммерсант» со ссылкой на письмо главы «Роснефти», ограничить поставки нужно действующими контрактами с новым потребителями, которые не закупают газ у «Газпрома».

В письме также подчеркивается, что налог на добычу полезных ископаемых может достигнуть пяти тысяч рублей на тысячу кубометров. Эта цифра, отмечает Сечин, превышает текущую ставку НДПИ для «Газпрома» в три с половиной раза.

По мнению главы «Роснефти», бюджет страны получит до 37 миллиардов рублей в год за счет разницы между «повышенным» экспортным НДПИ «Роснефти» и текущим налогом «Газпрома». В будущем этот показатель, по словам Сечина, может вырасти до 150 миллиардов рублей.

Кроме того, глава «Роснефти» предлагает привязать размер НДПИ для экспортируемого газа к его биржевой цене в Европе.

«Речь не идет об отмене экспортной монополии «Газпрома» и изменении законодательства. «Роснефть» хочет подписать с монополией соглашение, по которому агентом при экспорте газа нефтекомпании выступит «Газпром», — пишет Сечин.

Ответа на письмо пока не последовало, однако, по данным «Коммерсанта», глава государства уже поручил вице-премьеру Александру Новаку и главе Минфина Антону Силуанову рассмотреть предложение и доложить свое мнение.

— В тот момент, когда Россия ведет непростую борьбу за место на европейском рынке, за ввод «СП-2», одна из госкомпаний, на мой взгляд, делает предложение, которое подрывает единство российской энергетической политики, — считает замглавы Фонда энергетической безопасности Алексей Гривач. —  К тому же по части добычи газа к «Роснефти» есть вопросы.

«СП»: Насколько тверда монополия «Газпрома»? Были ли раньше попытки лишить его монополии?

— Единый экспортный канал был законодательно введен в 2006 году законом «Об экспорте газа» и направлен на недопущение конкуренции между производителями российского газа, что чревато как сокращением экспортной выручки, так и поступлений в бюджет от неё.

Так называемые независимые производители газа, прежде всего, «Роснефть» и «Новатэк» регулярно предлагают разрешить им экспортировать газ.

В 2012 году они добились частичной либерализации экспорта СПГ. Результат на сегодняшний день (через 9 лет) таков — построен один крупный и среднетоннажный завод («Новатэком» с партнерами). «Роснефть» ни одного проекта в этой сфере не реализовала.

Во-вторых, значительная часть (около двух третей) объемов с Ямал-СПГ и весь объём из Высоцка и идет на рынки стран ЕС, так или иначе снижая поставки трубопроводного газа из России и сокращая поступления от экспорта в бюджет, поскольку СПГ освобожден от уплаты экспортной пошлины. А конкретно СПГ с Ямала пользуется 12-летними налоговыми каникулами. То есть, казна не увидит денег с этого проекта, по крайней мере, до 2030 года.

Подавляющее большинство стран-экспортёров максимально консолидируют деятельность по продажам газа на экспорт. Даже внутри ЕС, когда Нидерланды были нетто-экспортерами газа, весь газ продавала госкомпания Gasunie, а затем GasTerra. Норвегия, когда ЕС их заставил отказаться от официальной монополии, тоже нашла свои варианты. Ну и так далее. Единственное исключение — это американский рынок, но он вообще построен на других принципах.

— Это довольно давняя история, — продолжает тему замгендиректора Института национальной энергетики Александр Фролов.

— Уже много лет «Роснефть» предлагает пересмотреть право на экспорт трубопроводного газа. Связано это с тем, что у самой компании растёт производство голубого топлива. В своё время компромиссным решением стало разрешение на экспорт СПГ «Новатэку» и «Роснефти».

Полагаю, сейчас эта тема вновь возникла в публичной плоскости из-за предложений ряда экспертов обойти ограничения Евросоюза, наложенные на «Северный поток-2» за счёт доступа к этой трубе других поставщиков.

«СП»: — Сечин мотивирует свою просьбу рекордным ростом стоимости газа в Европе, отмечая, что расширение экспорта позволит увеличить доходы бюджета России.

— Раньше газ столько летом не стоил. Тут стоит оговориться, что в текущей ситуации по этому предложению вряд ли можно вынести какое-то решение. Тем более что оно требует пересмотра действующего законодательства, согласно которому экспортом трубопроводного газа может заниматься только собственник Единой системы газоснабжения. А это «Газпром».

В области СПГ наше законодательство даёт больший простор другим поставщикам. Смысл здесь в том, чтобы не создавать конкуренцию между российскими поставщиками и не сбивать за счёт этого цену на газ. Сечин это понимает, потому и говорит о поставках «новым потребителям».

«СП»: — Насколько нормальна ситуация с монополией одного производителя в такой крупной нефтегазовой стране, как Россия? Можно ли сравнивать с другими странами? Ну, с теми же США?

— У нас выстраивается специализация крупных компаний с государственным участием, чтобы, как я уже отмечал, минимизировать конкуренцию между ними. Проводить параллели с другими странами немного бессмысленно. Особенно с США.

— Независимые производители такие как «Роснефть» и «Новатэк» и ранее предпринимали попытки получить право самостоятельного экспорта трубопроводного газа, — отмечает ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков.

—  В сегменте СПГ им это удалось, они смогли пролоббировать изменения в ФЗ «Об экспорте газа». А монополию на экспорт трубопроводного газа «Газпром» сумел отстоять. Концерн указывает на то, что, если разрешить другим компаниям экспортировать газ по газопроводам, тогда они станут конкурировать между собой в Европе. Это приведет к снижению цены на газ в Европе. А от цены высчитывается экспортная пошлина на газ и НДПИ. Т.е. доходы бюджета от либерализации экспорта газа снизятся. А чем меньше доходы, тем больше риск социальных протестов и т. д. и залить деньгами недовольство не получится, так как денег не будет. Поэтому власти заботятся о доходах бюджета.

Ранее в 2017 г. «Роснефть» уже предпринимала попытку получить право экспорта трубопроводного газа в Европу. Она уверяла, что договорилась с ВР о продаже 10 млрд. кубов газа в год. Но «Газпром» смог доказать Путину, что структуры ВР и так покупают газ у «Газпрома». Поэтому предоставление «Роснефти» права экспорта приведет не к увеличению суммарного объема экспорта российского газа, а просто произойдет та самая конкуренция российских компаний. Поэтому президент просьбу «Роснефти» не удовлетворил.

Сейчас «Роснефть» пытается воспользоваться сложившейся ситуацией. А именно: европейские антимонопольные законы не позволяют одной компании загрузить более 50% мощности «Северного потока-2». И «Роснефть» предлагает, давайте 27,5 млрд. куб в год будет качать «Газпром», а еще 10 млрд. — сама «Роснефть». Получится, что газопровод сможет работать хотя бы на 37,5 млрд. кубов из 55 млрд. возможных. При этом говорится, что это позволит увеличить экспорт российского газа в Европу. Но объем экспорта не зависит от процента загрузки «Северного потока-2». Если «Газпром» не сможет его загружать, то просто будет отправлять газ по другим маршрутам, в том числе через Украину.

«Роснефти» выгодно было бы даже, чтобы поднялся вопрос о либерализации экспорта трубопроводного газа, поэтому она говорит, что готова экспортировать по агентскому соглашению с «Газпромом» — в этом случае не надо менять закон. Но явно в дальнейшем компания сможет указывать на то, что опыт был положительным, а значит, нужно продвигаться в этом направлении и менять законы. А в отдаленной перспективе в случае либерализации экспорта газа встанет вопрос о реструктуризации «Газпрома» с продажей его активов.

У «Газпрома» есть монополия только на экспорт трубопроводного газа. «Роснефть» и «Новатэк» на своих проектах имеют право самостоятельного экспорта СПГ. А на внутреннем рынке у «Газпрома» и вовсе меньше 50% доли рынка. Самых выгодных покупателей забрали себе «Роснефть» и «Новатэк».

«СП»: — Но на внешних рынках «Газпром» сохраняет абсолютную монополию. Как ему это удается?

— Экспортная монополия «Газпрома» сложилась исторически. Как и сама модель газового рынка: в ней «Газпром» одновременно является участником рынка (добывает и продает газ) и выполняет функции естественной монополии (транспортирует свой газ и газ своих конкурентов). После развала СССР Черномырдин, который ранее был министром газовой промышленности, смог уберечь «Газпром» от реформ, которые прошли в нефтяной отрасли.

По сути «Газпром» — это бывшее министерство газовой промышленности. Даже в названии это видно. Сейчас, конечно, независимые подросли. Но вид вертикально интегрированной компании остался со времен министерства.

В нефтяной сфере другое ценообразование, поэтому экспорт нефти разными компаниями не приводит к снижению доходов бюджета. А в газовой отрасли — приведет.

Источник

oppp.ru

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика