ИГИЛ* 2.0: США подложили новую мину под РФ

ИГИЛ* 2.0: США подложили новую мину под РФ

Как известно, 26 июля президент США Джо Байден и премьер-министр Ирака Мустафа аль-Кадими договорились официально завершить боевую миссию США в Ираке. В совместном заявлении, опубликованном Вашингтоном и Багдадом, обе страны заявили: «…к 31 декабря 2021 года в Ираке не будет американских вооруженных сил».

С одной стороны, какие бы громкие слова ни говорили янки, это конец 18-летней американской оккупации одного из крупнейших государств мира. С другой — иракский парламент, проголосовавший полтора года назад за изгнание американских войск из страны, добился своего. Напомним, в январе 2020 года в Багдаде в ответ на вероломное убийство иранского генерала Касема Сулеймани, тамошними парламентариями было принято соответствующее решение.

Тогда Багдад действовал предельно быстро. Один из старейших членов Верховного исламского совета Ирака Адиль Абдул Махди провел экстренное заседание парламента. Резолюция была принята подавляющим большинством шиитских законодателей, что нанесло еще один удар по ближневосточной стратегии США. Практически все суннитские законодатели и курдские члены парламента были подавлены таким развитием событий, сообщало Си-эн-эн.

«Приоритеты Ирака и США все больше расходятся», — заявил Абдул Махди во время своего выступления в парламенте. Он сказал, что вывод американских войск — это единственный способ «защитить всех тех, кто находится на иракской земле», особенно американские войска, которые нуждаются в защите от иракцев. В ответ бывший президент США Дональд Трамп пригрозил ввести санкции против Багдада, «каких они еще никогда не видели».

Уже тогда западные СМИ дружно писали, что вывод американских войск будет имеет опасные последствия, в первую очередь для курдов и суннитов. Дескать, в районах компактного проживания вторых — прежде всего в Анбаре и Мосуле, может произойти возрождение ИГИЛ*. Этой точки зрения придерживаются до сих пор как местные, так и зарубежные эксперты. Но куда больше пугал и пугает гнев шиитских полувоенных лидеров — наиболее мощной политической силы в Ираке.

Были даже разговоры, что активизация «Исламского государства» отвечала бы интересам режиму аятолл. Дело в том, что ИГИЛ понес тяжелые потери и лишился финансовой подпитки, и, напротив, шииты Ирана и Ирака, как никогда ранее сплоченные, настолько укрепились, что могут легко решить «суннитский вопрос».

Здесь особо следует сказать, что Белый дом сегодня делает в Ираке ставку на суннитов, несмотря на то, что именно они являлись движущей силой ИГИЛ. Вашингтон больше всего боялся неконтролируемого межконфессионального конфликта, пытаясь в конце своей оккупации Ирака стравить единоверцев — проамериканских и антиамериканских суннитов и вывести за скобки шиитское большинство. Интересно это тем, что после захвата этой страны в 2003 году янки опирались на шиитов, что, в конечном счете привело к созданию «Исламского государства» и сближению Ирака с Ираном.

США за 18 лет оккупации Ирака наглядно показали, что им все равно, кем командовать, главное, чтобы в подконтрольной стране у власти находились проамериканцы, неважно — плохие или хорошие. Но кончилось это тем, что Вашингтон де-факто столкнул друг с другом две крупнейшие общины, которые враждовали почти 1400 лет, но при Бааском правительстве Саддама Хусейна наконец-то нашли хрупкое перемирие. Появились даже суннитско-шиитские семьи.

Но все это уже перечеркнуто. Просто в отличие от Трампа Байден увидел тупик всей прежней межконфессиональной политики Госдепа и подленько бросает своих «сукиных сынов» на произвол судьбы.

Расклад такой: шиитов в Ираке больше, чем суннитов. Первые пользуются абсолютной поддержкой соседнего Ирана и настроены на окончательный захват власти, а вторые — разобщены, причем те, кто выступал против ИГИЛ, фактически преданы американцами.

По данным известного арабиста Доминика Марбанианга, шииты в Ираке составляют 65%-70% мусульманского населения страны, а сунниты — 32%-37%. Янки приводят несколько другие цифры.: Так, опрос вашингтонского исследовательского центра Pew Research, проведенный в конце 2011 года, показал, что 51% иракских мусульман заявили, что они шииты, тогда как 42% назвали себя суннитами. Именно поэтому велика вероятность, что после ухода США из Ирака гражданская война в измученной стране вспыхнет с новой силой. Впрочем, ее исход очевиден.

Профессор и заведующий кафедрой политологии Университета им. Султана Кабуса в Омане Хучанг Хассан-И-ари в своем анализе постамериканского этапа Ирака пишет, что самый ценный урок, который выучил Иран за восемь лет войны с Ираком, заключается в том, чтобы не допустить суннитов во власть в Багдаде. «Тегерану на заднем дворе нужен слабый и подконтрольный Ирак», — убежден профессор.

Другое дело, что еще недавно не все шииты и курды хотели бы жить в слабом Ираке, своего рода протекторате Ирана. И теперь бегство Вашингтона окончательно укрепит позиции Тегерана среди иракских единоверцев, а курды были и остаются вечно проигравшей политической силой в геостратегической игре на Ближнем Востоке, считает Хучанг Хассан-И-ари.

Да, Иран и Ирак были непримиримыми врагами при Саддаме Хусейне, но, когда США вторглись в Ирак в 2003 году и оставили всю страну в руинах, Ирану очень легко удалось утвердить свое доминирование в соседней стране. О том, как они сблизились в последнее время, рассказывают многие очевидцы, побывавшие в Багдаде.

«Когда вы идете на рынки, чаще всего встречаете иранские товары. Полки в местных магазинах заполнены иранскими молоком, курицей, йогуртом, чем угодно, — рассказывает датский араб Кеван Ширази. — Когда вы включаете телевизор в Ираке, увидите только каналы, симпатизирующие Ирану. Даже алкоголь, который тайком продают в Ираке, контрабандой ввозится из Ирана. В Ираке есть школы, названные в честь Имама Хомейни, в которых повсюду развешены карты объединенного ирано-иракского государства».

По большому счету, Ирану не нужно аннексировать Ирак, Тегеран уже управляет соседней страной после того, как США совершили самую большую политическую ошибку в современной истории. Знающие эксперты только разводят руками, считая, что Белый дом в отношении Багдада ведет себя как политический дурдом. Только благодаря дяде Сэму, там, где раньше висели портреты Саддама Хусейна, теперь видны огромные плакаты с изображением Имама Хомейни.

Таким образом, 26 июля президент США Джо Байден и премьер-министр Ирака Мустафа аль-Кадими подписали не соглашение о выводе войск из Ирака, а акт создания большого Ирана, в который фактически уже входит Ирак. А там, глядишь, недалеко и до «воссоединения» с Сирией.

Может, кому-то и все равно, но появление этого мегашиитского государственного объединения, в любом случае, противоречит уже национальным интересам России.

Режим аятолл уже смотрит на Азербайджан, видя в Баку главную угрозу Великой Персии. Примерно до 40% жителей Ирана являются этническими азербайджанцами, которых Тегеран пытается ассимилировать. Те, само собой, сопротивляются и смотрят по сторонам в поисках поддержки. В свою очередь Анкара и Вашингтон пытаются задействовать «троянского коня». Все это чревато новой большой войной уже на Южном Кавказе, причем с участием войск НАТО. Так что новости для Москвы, идущие в последние дни из Багдада, и впрямь нельзя назвать хорошими.

Источник

oppp.ru

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика