Как ученица Юнга советский психоанализ поднимала: история ростовчанки Сабины Шпильрейн

Имя Сабины Шпильрейн широкая публика узнала после того, как её воплотила в фильме «Опасный метод» Кира Найтли. Однако в истории психологии оно было высечено, как в граните. Женщина, которая пыталась поднять психоанализ в молодом Советском Союзе — уже один этот факт делает её примечательной и удивительной личностью.

Как ученица Юнга советский психоанализ поднимала: история ростовчанки Сабины Шпильрейн

На изломе эпох

Детей варшавский купец-еврей Шпильрейн и его жена рожали на фоне быстро меняющегося времени. Только недавно, до рождения Сабины, девушки начали более или менее массово получать высшее образование. По Российской Империи проложили множество железных дорог. Стало можно получить портрет, не нанимая художника — фотографии становились обычным делом. Каждый день — новые изобретения… и новые идеи, которым ещё только предстояло сотрясать мир.

Девочка, которую назвали Шейва — это позже для удобства она будет представляться Сабиной — родилась не в Варшаве, а в Ростове-на-Дону. Туда временно переехали по каким-то своим обстоятельствам Шпильрейны. Позже, когда Шейве исполнится пять, семья опять поедет в Варшаву, но задержится там лишь на четыре года. Ростов-на-Дону навсегда станет для Сабины-Шейвы родным домом. Там она закончит гимназию — с золотой медалью, оглянется на мир, в котором с её умом уже можно сделать любую учёную карьеру, и…

И ничего не выйдет. За напряжением экзаменов последует смерть маленькой любимой сестры Эмилии — от брюшного тифа.

Сабину и так нельзя было назвать эмоционально устойчивой, особенно на фоне того, что взрослеющую девочку годами порол розгами отец, превращая сеансы наказания в нечто гораздо более странное по духу. Смерть сестры была последней каплей для её нервной системы. Сабина стала плаксивой, агрессивной, билась в припадках то ли ярости, то ли жалости к себе. В другой семье её принялись бы, пожалуй, по актуальной методе обливать ледяной водой и запирать в комнате без твёрдых предметов, но Шпильрейн-старший, хоть и на странный манер, свою дочь любил. Он отослал её в лучшую психиатрическую клинику. В то время такая действовала в Цюрихе, в Швейцарии.

На самом деле, в любой самой замечательной психиатрической клинике в то время всё равно обливали ледяной водой и запирали в мягкой комнатке. В любой, но не здесь. В заведении, куда попала Сабина, работали Юнг и Фрейд, основоположники психоанализа. Так что с Сабиной начали… говорить. Всего год разговоров, и из девушки, бросающейся на персонал, она становится девушкой, которая задаёт вопросы и слушает. Ей так понравился психоанализ, что она загорелась узнать о нём больше, открывать ещё неизведанный глубины психики — в общем, самой стать психоаналитиком.

Скандальная связь

И всё же полностью выздоровевшей Сабину назвать было нельзя. Если поначалу беседы с Юнгом позволили восстановить ей своё «я» в прежних или неких новых границах, то они же эти границы и разрушили. Всякий современный психоаналитик знает, что пациент, которому становится легче, начинает тяготеть к слиянию со своим терапевтом, как младенец тяготеет к слиянию с главным источником всякого облегчения в своей жизни — матерью. Вот только пациент психоаналитика обычно взрослый, а значит, прибегает к любимому способу взрослых слиться в одной — к сексу.

Нормальный психоаналитик отлично понимает, насколько такие отношения нездоровы, могут навредить пациенту, и к тому же неэтичны как злоупотребление властью, временной эмоциональной зависимостью выздоравливающего.

Однако вплоть до последней трети двадцатого века, согласно всем биографическим исследованиям, психоаналитики-мужчины без особых колебаний пользовались состоянием своих выздоравливающих пациенток и вступали с ними в связь. Юнг исключением не стал. Сейчас принято стыдливо называть его отношения с девятнадцатилетней Сабиной романом, но по факту это было, в лучшем случае, нарушением врачебной этики. Отношения их были очень странны и продлились в итоге семь лет. Если поначалу они держались на стремлении пациента к слиянию, то позже — на том, что Сабина обнаружила в Юнге источник бесценных знаний и питающих её болезненное эго эмоций и держалась возле него всё тем же сексом.

Как ученица Юнга советский психоанализ поднимала: история ростовчанки Сабины Шпильрейн

Кадр из фильма «Опасный метод»

Связь их вызвала скандал, Юнг даже потерял место — но не по той же причине, по которой это произошло бы в наши дни. Оснований было два. Во‑первых, формальное: Юнг был женат, и его поведение, таким образом, было аморально. Во‑вторых, истинное: в больнице лечили своих юных девственных дочерей много богатых клиентов. Не хватало распугать клиентуру историей того, чем заканчивается психоанализ для молоденьких девушек.

В конечном итоге историю с Сабиной Шпильрейн называют одной из причин, по которой Юнг ушёл из психоанализа и основал нечто своё — аналитическую психологию, одной ногой стоящей на культурной антропологии и глубочайшем её анализе. Сабина, тем временем, покинув клинику, тут же, в Цюрихе, поступает учиться на медицинский факультет. Закончив его, она покидает и Швейцарию, и Юнга, чтобы уехать в Вену, туда, где крутится сейчас вся психоаналитика — поближе к Фрейду. Нет, в итоге она не закрутила роман с Фрейдом. Она познакомилась со своим соотечественником, Павлом Шефтелем, вышла за него замуж и родила дочь Ренату. Обычно на этом заканчивались многие истории талантливых женщин начала двадцатого века. Но, конечно, не Сабины.

Советская Россия

Сейчас трудно представить, но в двадцатых годах в СССР пытались развить собственную школу психоанализа — под патронажем Троцкого. Кто знает, насколько бы меньше было семейных драм, не связанных с войнами, если бы он преуспел. В любом случаи, супруги-психоаналитики Шефтель вернулись на родину, поднимать отечественную целину от психологии. В Москве был как раз открыт детский дом-лаборатория, в котором Троцкий надеялся вырастить особенных, новых людей, не отягощённых фобиями, неврозами и дореволюционными взглядами на жизнь.

На этой фабрике новых людей воспитывались дети высокопоставленных чиновников — в том числе, например, Василий Сталин. Туда-то и была приглашена на должность научного сотрудника Сабина Шефтель.

Параллельно она вела научную работу в Государственном психоаналитическом институте, в Первом московском государственном институте, читала спецкурс, вела семинары, заседала в Русском психоаналитическом обществе. В общем, ученица Юнга готова была работать на износ, создавая светлое психоаналитическое будущее Советского Союза, и муж мало от неё отставал. Увы, но очень скоро Троцкий попал в опалу, и все его проекты стали прикрывать один за другим, а его протеже оказались в опасной ситуации.

Сабина решила скрыться с семьёй в провинции — в родном Ростове-на-Дону. Ей удалось это успешно. В Москве распускали Русской психоаналитическое общество, а она продолжала заниматься анализом, читать лекции по нему, писать работу. Последняя её публикация в европейских журналах относится аж к тридцать первому году. Параллельно Сабина родила ещё одну дочь, Еву, и занималась семьёй. В конце концов, если сидеть в Ростове-на-Дону тихо, рассудила она, все бури пронесутся над твоей головой. Ростов так далеко от Москвы… Её братья, советские учёные, не сумев вовремя принять такого же решения, например, были расстреляны в тридцать седьмом. А она вот смогла лечь на дно.

Немцы вошли в город в сорок втором году, в июле. Сабина, Рената и Ева Шефтель были расстреляны в Змиёвской балке, ростовском Бабьем Яре, в августе.

oppp.ru

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика