Жестокая милость Петра I: три жены императора

Говорят, в семнадцатом-восемнадцатом веке не было большей радости для дамы, чем попасть в фаворитки к монарху. Только те, на кого обращал свой взгляд Пётр I, вероятно, не согласились бы. Милость царя была для женщин так же опасна, как его гнев — потому что первое всегда заканчивалось вторым. Даже для тех, кого он считал своими жёнами. Тэги:

  • Женская история

Евдокия

Первую жену царя — тогда ещё одного из двух царей, младшего — звали от рождения Прасковьей. Имя девушке сменили в замужестве, для благозвучности. Подобрала же невесту семнадцатилетнему Петру мама — чуть старше, зато из очень многочисленного рода и очень красивую. Правда, вскоре после свадьбы свекровь Евдокию возненавидела. Пётр же, вопреки народной мифологии, жену любил — поначалу — очень. Со своей Дуней Петруша обменивался нежными письмами, когда их заставала разлука.

За короткое время царица подарила мужу трёх сыновей, по ребёнку в год: Алексей, Александр, Павел. Выжил только Алексей — через много лет его убьёт отец. То ли после трёх беременностей Евдокия стала Петру немила, то ли он охладел из-за постоянно умирающих детей — но уже через неполных четыре года после свадьбы Пётр нашёл себе новую любовь, Анну Монс, и в тереме жены не показывался. Но, пока мать была жива, из приличия Евдокию не трогал.

Через пять лет после свадьбы Наталья Кирилловна, вдовая царица, умерла, и в отношениях Евдокии и Петра начался просто ад.

Родственники молодой царицы ввязались в заговор против царя, сама Евдокия (тем более, что наследника она уже дала, чего же более) была бельмом на глазу, который желал наслаждаться идиллическими картинами с участием Анны — в общем, царь без шуток подумывал стать вдовцом. Но, благодаря уговорам приближённых, ограничился ссылкой Евдокии в монастырь. Не помогло и заступничество духовных лиц.

Низложенной царице, которая опять сменила имя, теперь на Елену, не назначили никакого содержания. Еда же и одежда, которую мог предложить монастырь, были очень дурного качества. Инокине Елене приходилось обращаться за милостыней к родственникам, которые также переживали не лучшие времена. Возможно, ради содержания — или ради утешения души — Елена также закрутила роман с другом детства, майором Степаном Глебовым. Тогда же она сняла иноческое платье и стала жить в монастыре мирянкой — чтобы не лицемерить.

Позже, во время следствия по делу царевича Алексея, всё это всплывёт. Из Глебова попытаются пытками выбить признания о возведении хулы на царя, но он до конца будет отказываться. Его посадят на кол, где он, на глазах возлюбленной, промучится четырнадцать часов. Евдокии будут запрещать даже отводить глаза, не то, что отворачиваться.

Хотя казнят также много монахов и монахинь из числа знакомых царевой жены, её саму только изобьют кнутом и заточат под строгим надзором. Так же, в заточении, позже будет держать её следующая жена Петра. Только при воцарении внука, малолетнего Петра II, Евдокию вернули в Москву, а бумаги, порочащие её, уничтожили.

Анна

Немка Анна Монс родилась в Москве, в Немецкой слободе, в зажиточной семье. Она не была первой женщиной, с которой Пётр изменил жене — так, например, в той же Немецкой слободе царь крутил роман с её подругой Еленой Фадемрех. Анна была красива и нравилась Петру манерами. Он даже подумывал жениться на ней — для чего, скорее всего, и избавлялся от жены. Царицей Анна так и не стала, но примерно десять лет они жили в фактическом браке. Пётр полностью содержал Монс и её вдовую мать, одаривал их и открыто жил в их доме.

Как и Евдокия, в разлуке Анна постоянно переписывалась с царём, вот только есть отличие — за все десять лет в письмах Анны не появилось ни слова о любви. По некоторым свидетельствам, вынужденно принимая его горячую страсть, сама Анна питала к Петру отвращение и скрывала его с большим трудом.

Зато полны любовных признаний были письма, найденные на теле утонувшего в Неве саксонского посланника. Вместе с ними он хранил при себе и медальон с портретом Монс. Анна мгновенно потеряла всё. Кроме того, она оказалась под домашним арестом и под обвинением в колдовстве, которое она, якобы, творила для того, чтобы привязать к себе царя. Чудом извлёк из опасного плена Анну прусский посол, подавший прошение на свадьбу с ней.

Правда, прошение несколько раз отклонялось, а при личной встрече с царём посла вообще избили и спустили с лестницы — но это вызвало такой дипломатический скандал, что Петру пришлось уступить, и посол спешно повёз Анну прочь из России. Увы, по пути он неожиданно умер, и многие думают, что его отравили по приказу Петра. Анну через несколько лет доконал туберкулёз лёгких.

Екатерина

Урождённая Марта, вторая официальная царица при Петре остаётся загадкой до сих пор. Разные версии говорят, что она была литовкой, латышкой, эстонкой, еврейкой или цыганкой (точнее, дочерью какой-то крестьянки и мимохожего цыгана). Её девичья фамилия, похоже, польского происхождения. В общем, Марта взялась как будто ниоткуда и не представляла никакой народ, в отличие от нарочито русской Евдокии и немки Анны.

Считается, что лет до двенадцати Марта жила со вдовой матерью или тёткой — в общем, ясно только то, что она считалась сиротой.

Подростком пошла в услужение к пастору; уже в семнадцать спешно вышла замуж за шведского драгуна — по одной версии, из-за того, что он её «попортил», по‑другой, чтобы скрыть грех, случившийся с пастором. Драгун буквально на другой день после свадьбы отбыл и никогда больше не появлялся.

Во время войны со шведами старик-фельдмаршал Шереметев приметил молодую служанку пастора и принудил к сожительству. Через несколько месяцев её уже забрал Меншиков, ближайший друг Петра — как ни бесновался Шереметев, сделать он ничего не смог. И уже у Меншикова несчастную Марту, уже переименованную в Екатерину, увидел Пётр. Она прислуживала среди других женщин за столом, и царь приказал ей вечером отнести свечу в его спальню.

За эту ночь Пётр заплатил ей дукат и поначалу просто уехал. Это был лишь очередным унижением в той цепи унижений, которые ей тогда приходилось глотать.

Позже окажется, что Екатерина беременна. То, что своего первенца она назовёт именно Петром, будет очень толстым намёком на отцовство. Несмотря на то, что младенец умер, Пётр намёку внял и отослал Екатерину к своей сестре, учиться русской грамоте. Там же её крестили и… записали под фамилией Петра. Правда, не официальной, а «запасной» — Екатерина стала Михайловой. Всем, кто знал Петра, это был знак.

В фактическом браке, но до всякого венчания, Екатерина родила также сына Павла и дочерей Анна и Елизавету. Мальчик не выжил, а девочкам отравляло жизнь звание бастардов. Зато, несмотря на то, что Пётр по‑прежнему изменял направо и налево своей женщине, он, по крайней мере, никогда её не бил (так-то его в жизни никогда не смущало отвесить женщине затрещину). У Екатерины был счастливый талант успокаивать мужа в любом приступе ярости.

Именно мужа: своей женой её Пётр велел считать очень скоро. С этого момента в разговоре Екатерину все звали царицей. Позже супруги обвенчались.

Хотя определённые меры уже были известны, Пётр никогда не считал их нужным применять, и Екатерина родила ему одиннадцать детей. Каждая беременность истощала её, и младенцы рождались всё слабее, так что, кроме двух дочерей, никто не выжил. Одно из любимых развлечений императора было рассказывать Екатерине о своей новой любовнице, включая самые интимные подробности. Хотя всякий раз царь заключал, что царица лучше, всё же можно представить себе чувства женщины.

Когда же Екатерина влюбилась в брата Анны Монс, настолько же беспечно к её измене Пётр не отнёсся. Виллима срочно обвинили во взяточничестве и приговорили к смертной казни. Его отрубленную голову показали царице, заспиртовали и отправили на хранение. Саму царицу не тронули, хотя многие считали, что это теперь — дело считанных месяцев. Но Пётр вскоре умер, и Екатерина смогла забыть об ожидании мести — а Пётр обожал мстить своим женщинам.

    Загрузка статьи…

    The post Жестокая милость Петра I: три жены императора first appeared on StuDio.

    oppp.ru

    Добавить комментарий

    Яндекс.Метрика