Отчаяние в Империи кладбищ*

Отчаяние в Империи кладбищ*

«Свободная пресса» продолжает публиковать переводы авторов из альтернативных западных СМИ. Это далеко не та пропаганда, которую печатают в CNN, New York Times, Washington Post, Los-Angeles Times и других «авторитетных» медиаресурсах. Если вам интересно побольше о узнать об этих авторах, можно заглянуть сюда.

В то время Сайгон был в напряге, потому что Бан Ме Туот***** пал, и NVA (ВНА)****** с ревом неслась по шоссе номер один в сторону Сайгона. Для любого с мозгами дверной ручки было ясно, американская авантюра во Вьетнаме подходила к концу, но посольство демонстрировало подчеркнутое безразличие. Посольства не обладают мозгами дверной ручки, но им остро небезразличны вопросы пиара. Признание неизбежного — это не их путь. Как обычно, Вашингтон предпочитал, скорее, лгать, чем дышать, что он и сделал. Как в Камбодже, так и во Вьетнаме, а затем и в Афганистане.

Похоже, какой-то государственный гений осознал, что во Вьетнаме жило много экспатов—гринго — на ум приходит число шесть тысяч, но могу и ошибаться, — и что шесть тысяч заложников, взятых при падении Сайгона, стали бы плохим пиаром. Поэтому посольство в Кабуле — в Сайгоне, я хотел сказать, в Сайгоне — втихаря объявило, что экспаты могут вылететь на военных самолетах из (авиабазы ВВС США — С.Д.) Тон Сон Нхут. Они этого не сделали, или по крайней мере многие не сделали. ВНА продолжала свой бросок в сторону Сайгона.

Экспаты не вылетели, потому что у них были жены-вьетнамки и семьи, и они не собирались покидать их, и точка. У этих жен, возможно, не было таких атрибутов, как клочки бумаги, марки и, возможно, обрывки ленты*******. Эти вещи не кажутся важными в азиатских зонах военных действий. Но экспаты относились к ним как к женам. Точка. Либо уедет семья, либо не уедет никто. Точка.

Посольство этого не понимало, потому что в посольствах работают люди из Принстона с такими именами, как Дерек, которые носят розовые рубашки и сами не знают, где они находятся. Посол обычно является политназначенцем, получившим вознаграждение за вклад в предвыборную кампанию, и, вероятно, не говорит на этом языке, как немногие гринго******** «говорьить да Пушто», вьетнамском, фарси или кхмерском.

Например, в посольстве в Камбодже вообще никто не говорил по-кхмерски. Рядовые госдепа лучше подходят для элитного ротарианского барбекю, чем для города Третьего мира, кишащего странными людьми в смешной одежде, которые едят Бог знает какие ужасные вещи в извилистых пугающих переулках. И поэтому госдеповцы не могли понять, почему какой-нибудь американец женится на одной «из них» — это однажды в посольстве я услышал, как выразился «гринга».

А что? Хороший вопрос. Зачем мужчине жениться на красивой, элегантной, умной, уверенной в себе женщине, которая хочет семью и детей? Это было великой тайной.

«Талибан» ********** — ВНА, я имею в виду ВНА — продолжала приближаться. Надвигалась пиар-катастрофа.

Тем временем пиар-аппарат настаивал на том, что на самом деле небо не падало, даже когда оно падало, и нет, нет, нет, США не получили королевского пинка от крысиной стаи рисовых личинок, как описывали своих противников «Джи-Айи». Многие в правительстве, казалось, верили в это. Это было одним из ранних примеров, которые будут повторены в других частях Азии, когда будут изобретаться сказочные миры, а затем последуют попытки переселиться в них.

Наконец госдеп открыл глаза на реальность, что было новшеством. Он втихаря позволял, чтобы эмигранты и их семьи смогли вылететь военными самолетами. Было уже несколько поздно, но все же это было лучше, чем ничего.

Комедийная ценность этого бардака росла, становясь с каждым часом все более забавной. Я пытался вытащить молодую вьетнамку, так как она работала в посольстве, и мы подозревали, что при ВНА у нее могут возникнуть проблемы. Зовите ее Линда.

Мы с Линдой поехали на автобусе в Таншоннят. Вьетнамские охранники у ворот доставили ей немало хлопот, завидуя ей за то, что она могла свалить, в то время как они не могли. Но мы за ограждение пробрались. Я собирался сказать госдеповцам, что мы поженились, но, пока я был в Кантхо, к тому времени в руках Вьет Конга, видите ли, документы о браке выпали у меня из сумки. Это была очевидная чушь, но я догадывался, что если я сделаю из этого огромную проблему, то они скорее прогнутся, чем вступят в перепалку с репортером, каким бы незначительным он ни был.

Мы оказались в длинной очереди экспатов с их семьями. Очередь вела к двери хижины Куонсета***********, внутри которой госдеповский чиновник проверял документы. У некоторых экспатов вокруг них было то, что казалось маленькими деревушками родственников мужа — братьев жен, сестер жен и всех-всех-всех, кроме семейной собаки. Чиновник с мегафоном велел нам записать все их имена и степень родства на передаваемых по кругу досках объявлений. Чан Тхи Туйет Лан — сестра, например.

Затем какой-то гений из посольства или из «Туманного Дна»************ понял, что вот-вот исход из страны людей, внесенных в список родственников (экспатов — С.Д.), составит нечто, напоминающее треть (населения — С.Д.) Вьетнама. Политика изменилась, по крайней мере в Вашингтоне, который, как обычно, был в полном неведении о реальности на местах. В Тон Сон Нхуте это означало сказать мужикам, что они должны бросить часть своих семей, делать чего они не собирались. Это не выглядело бы хорошо в верхней части разворота «Вашингтон пост». «Десятки американцев взяты в плен, потому что Государственный департамент не позволил их семьям выехать». Всё спуталось, потому что США потратили годы, убеждая себя, что катастрофы произойти не может. И что делать?

Включилась американская изобретательность. В «хижине Квонсета» парень с мегафоном объявил: «Отныне все свекрови — матери, а все шурины — братья. Внесите изменения в свои формуляры». По всей линии волшебные маркеры проходились через «родственников жены». Это означало, что у некоторых женщин было две матери, но в данных обстоятельствах это казалось незначительной биологической придиркой. Парень с мегафоном был не более чем в трех футах от парня в «хижине Квонсета», который удостоверял документы как действительные. Он торжественно посмотрел на бумаги с их зачеркнутыми буквами, заверил их как правильные, и на этом все закончилось. Полевая целесообразность.

Проходили часы и часы. Наступила ночь. Нарастала напряженность, возникали стычки. Казалось, никто не планировал, как на самом деле вытащить этих людей. Казалось, никто ничего не планировал. Наконец ворвался 130-й. Это был Lockheed C-130 Hercules, великолепный четырехмоторный турбовинтовой грузовой самолет. Он вырулил за полосу. Двигатели не выключали. Поток воздуха позади пропеллеров был сильным и горячим. Опустился хвостовой трап. Ожидающую толпу без церемоний втолкнули на борт. В темной пещере фюзеляжа не было сидений. Это потребовало бы планирования, о котором никто в Вашингтоне и не подумывал. В воздухе пахло сгоревшим авиационным керосином. Мы сидели на корточках на грузовой палубе, в то время как парень из ВВС с мегафоном предупредил: «Держите руки детей подальше от разъемов расширения, вы их потеряете».

В реальных военно-воздушных силах не было людей по имени Дерек в розовых рубашках. А если вам говорят забыть про все правила, выполнить свою работу, то так оно и было. Разгон, быстрое выруливание, взлет, крутой подъем по штопору с двигателями, работающими на такой мощности, о которой я и не подозревал. ВНА и Вьетконг из-за некомпетентного планирования (я упоминал о некомпетентном планировании?) теперь были очень близки и, возможно, у них были SAM-7*************, поэтому было не очень хорошей идеей пролетать над территорией, которую они теперь контролировали.

Валить, бежать от этой идиотской войны, которой руководят генералы, столь же невежественные, сколь и нацеленные на то, чтобы делать карьеру, с Сайгоном, вращающимся внизу, видимым сквозь открытые двери, в котором плотные толпы крестьян шли, понятия не имея, куда.

Несколько дней спустя, когда мы прилетели в Сан-Франсиско на чартерном авиалайнере, сотни беженцев были сброшены в главный вестибюль — никакого иммиграционного контроля, никакой таможни, никакого оформления документов.

И теперь мы сделали это снова в Кабуле, целиком и полностью, с вертолетами над посольством и панической эвакуацией, предпринятой слишком поздно, и с внезапной заботой об афганцах-перебежчиках, которые совершили ошибку, работая на США. Поговаривают о ввозе в Америку 20 000 афганских беженцев.

Я нахожу забавным, что многие консерваторы, которые думали, что война была персиковой, потому что она была про демократию, вежливость и американские ценности, теперь возражают против импорта людей, которых их тупой энтузиазм поставил в очередь на смерть. Использовать и выбросить! Страны и людей.

Присутствовала ставшая традиционной недооценка скорости продвижения повстанцев, предсказуемое осуждение «хороших» афганцев за то, что за Империю они сражались с недостаточным энтузиазмом: если уж они недостаточно заботились о защите своей страны, то Байден с искренним невежеством сказал: «Что мы-то могли бы сделать?»

Так почему же это произошло? Зачем еще раз спешить выйти так, чтобы весь мир смеялся? А весь мир именно это и делает. Одним словом, если вы сделаете что-то глупое и это не сработало, то это, вероятно, не сработает, когда вы сделаете это снова.

Психологическое объяснение несколько сложнее. Вьетнам — хороший пример. Америка вторглась в страну, населенную другой расой, в страну совершенно другой культуры, исповедующую религии, о которых она никогда не слышала, говорящую на языке, на котором американцы практически не говорили, в страну, которой чрезвычайно надоело быть захваченной иностранцами, большинство из которых белые. В Афганистане назначенным злом был терроризм, во Вьетнаме — коммунизм, но выбор того или иного зла не имеет значения. Должен же ты сказать простофилям в своей стране что-нибудь, что звучит благородно.

Затем американцы сделали то, что они всегда делают — обучили Армию Республики Вьетнам, сражаться с коммунистами, чтобы навязать демократию, о чем вьеты их не просили. Но когда вы просите некоторых вьетконговцев (бодов, лаосцев, иракцев, афганцев) бороться с другими вьетами (бодами и т. д.) убивать свой собственный народ на благо захватчиков, то их эта идея не очень очаровывает. С предсказуемостью, которая заставляет восход солнца казаться вопросом рискованным, они дезертируют, сражаются вяло, а офицеры взимают с США плату за солдат, которых не существует, и, вероятно, массово переходят на другую сторону, когда наступает крах. Что только что сделала афганская армия. Duh (да — С.Д.), как говорят дети.

Скорость продвижения талибов застала американцев врасплох, потому что офицеры — это лжецы и они скрывали плачевное состояние «афганской» армии, ее численность, моральный дух, степень подготовки и феноменальные показатели дезертирства.

Часто американский офицерский корпус думает, что, если у него будет немного больше времени, то они смогут победить. Поэтому ложь является частью военных усилий. Байден купился на это, объявив, что афганская армия значительно превосходит талибов численностью, лучше вооружена и обучена, и повстанцы, возможно, не смогут сделать то, что они продолжали делать.

Другая причина заключается в том, что американский стиль войны вербует себе своих врагов. Солдаты -это не бойскауты-защитники цивилизации, которыми их многие так любят представлять. Они убивают много мирных жителей — многие десятки тысяч при бомбардировках таких городов, как Багдад и Ханой. Наземные войска начинают ненавидеть туземцев, которых они называют тупицами, головами-на-застежках-молниях, песчаными ниггерами, жокеями на верблюдах и тому подобными прозвищами. Они совершают военные преступления, которые, когда их вскрывают, называются «изолированными инцидентами», хотя на самом деле они являются обычным делом.

Осколочные бомбы производят такие вещи, как маленькая девочка, которая плачет, глядя на свой разорванный живот и вываливающиеся из него внутренности, в то время как ее мать сходит с ума, наблюдая, как ее дочь истекает кровью до смерти, но ничего не может с этим поделать. Но это же ради демократии и американских ценностей! Да и в любом случае эти оборванцы плодятся, как мухи, а кроме того, CNN же не станет это транслировать.

Сегодня удары беспилотников бьют по свадьбам и другим мероприятиям. Когда вы убиваете людей в сельской местности, то молодые люди присоединяются к повстанцам, желая отомстить. Когда одиннадцатого сентября погибли несколько тысяч человек, американцы пришли в ярость. Три тысячи — это небольшая часть от числа убитых, скажем, во время нападения на Багдад. Иракские солдаты, убитые в безнадежной попытке победить американцев, были сыновьями, отцами, мужьями, братьями других иракцев. Как мы думаем, сколько любви это породило в иракцах? Похоже, Вашингтону это не приходит в голову.

Вооруженные силы в основе своей аморальны. Афганцы знают о пыточных операциях в Гуантанамо и Абу-Грейбе. Американцы, похоже, отвергают такие вещи как незначительные. Это не так. Афганцы, видя мусульман, лежащих в лужах крови в Абу-Грейбе, или конвоируемых обнаженными с мешками на головах, обязательно захотят кого-нибудь убить. Угадайте, кого.

Американские войны длятся долго, потому что ни у кого нет стимула их прекращать. Потери американцев невелики, особенно сейчас, когда убийства в основном совершаются с воздуха в отношении крестьян, не имеющих никакой защиты. Ни один важный американец никогда не погибает.

Американские войны — это все классовые войны, причем смерть совершается «синими воротничками» из Канзаса или с глубокого Юга, а не Бушем II, Хиллари, другими Клинтонами, Болтоном, Бэнноном, Обамой, Блинкеном, Байденом, Чейни, Камалой, Трампом и остальными, кто сражаться не обязан.

Общественность США имеет мало представления о том, что происходит в ее войнах, потому что корпоративные СМИ скрывают это. Пентагон узнал, что их злейшим врагом являются средства массовой информации, а не талибы. Меня бы не удивило, если бы одна свободная съемочная группа, снимающая трупы, изувеченных детей и разрушения, смогла бы положить конец такой войне.

Американцы не бессердечные, но они расчетливо неосведомленные. Войны также чрезвычайно выгодны для тех, кто снабжает бомбами, топливом, транспортными средствами и так далее. Если США проигрывают войну, то эти контракты прекращаются. То же и в равной степени происходит, если США войны выигрывают. Поддержание войн в течение десятилетий обеспечивает стабильный приток доходов. Что же тут может не нравиться?

Наконец, или как бы сильно я ни беспокоился, существует Синдром 1955 года, укоренившаяся вера в то, что Америка всемогуща. Это — высокомерие и самообман. В Пентагоне вы сталкиваетесь с обязательностью подхода «сделаем!», с убеждением в том, что вооруженные силы США неукротимы, что они являются лучше всех обученной, лучше всех вооруженной и лучше всех руководимой вооруженной силой в этой или в любой другой близлежащей галактике. В каком-то смысле это необходимо: не можете же вы сказать морпехам, что они посредственная легкая пехота, или морякам, что их самолеты на авианосцах быстро устаревают, их корабли становятся легкой добычей в меняющемся военном мире и что все военное предприятие загнивает из-за социальной инженерии, стремления к наживе и карьеризму.

Но оглянитесь вокруг: США не смогли запугать Северную Корею, не смогли выгнать китайцев со своих островов в Южно-Китайском море, не смогли забрать Крым у России, не могут запугать Иран, только что бежали из Афганистана, по-прежнему увязли в Ираке и Сирии, не смогли заблокировать Северный поток II, несмотря на отчаянные усилия, и не смогли удержать Турцию от покупки С-400. Пентагон планирует те войны, в которых он хочет участвовать, а не те, которые он на самом деле ведет. Самым опасным оружием современного мира является не ядерное оружие, а Ак-47, РПГ и самодельное взрывное устройство. Поймите это.

А теперь США возвращаются домой, на десятилетия оставив Афганистан в руинах. Используй и выбрось.

Автор: Фрэд Рид— Fred Reed — характеризует себя как «клавиатурный наемник». Недавно к своим характеристикам добавил «ушедший на пенсию новостной хорёк» и «социопат по совместительству». Работал в штате таких СМИ, как Army Times, The Washingtonian, Soldier of Fortune, Federal Computer Week и The Washington Times. Проживает в Мексике со своей женой и тремя приблудившимися собаками.

Перевод Сергея Духанова.

Публикуется с разрешения автора и издателя.

https://www.unz.com/freed/despair-in-the-empire-of-graveyards/

*Скорее всего, автор применяет т.н. «игру слов» в отношении США и аллюзию на выражение «Афганистан — кладбище великих империй».

** The Army of the Republic of Vietnam — Армия Республики Вьетнам, также — Вооружённые силы Республики Вьетнам — вооружённые силы государства Республика Вьетнам (также известного как Южный Вьетнам), созданные в 1955 году и прекратившие своё существование в 1975 году. Использовались американцами во вспомогательных операциях в силу их низкой боеготовности и низкого морального состояния.

*** Сокращение G.I. — метафорическое сленговое обозначение солдат армии США и летчиков ВВС США, а также для общих предметов их снаряжения. От «Government Issue» (правительственный выпуск), «General Issue» (общий выпуск), или «Ground Infantry» (наземная пехота). Первоначально обозначало «galvanized iron» (гальванизированное железо); с 20-х годов 20-го века эти инициалы наносились на военные мусорные баки и ведра.

****Музей геноцида Туол Сленг, Пномпень.

*****Город во Вьетнаме, место крупной победы Армии Северного Вьетнама.

****** NVA (North Vietnam’s Army) — вьетнамская народная армия во Второй Индокитайской войне.

*******Автор, очевидно, имеет в виду паспорта США, иммиграционные отметки, документы и т. д.

********Презрительная кличка американцев в Латинской Америке.

********* Ротари Интернэшнл (англ. Rotary International) — международная неправительственная ассоциация, объединяющая Ротари-клубы по всему миру. Ротари-клубы позиционируют себя как нерелигиозные и неполитические благотворительные организации, открытые для всех стран, вне зависимости от национальной и расовой принадлежности, вероисповедания и политических взглядов. По данным самой Rotary International, по всему миру существуют более 33 000 клубов с более чем 1,2 миллионов членов. В России зачастую членов Ротари-клубов считают масонами или агентами влияния.

Главный девиз Ротари Интернэшнл: «Служение превыше себя» (англ. Service above self), а вторым девизом является фраза «Больше всех получают те, кто служит лучше всех» (англ. They benefit most, who serve best).

********** Движение «Талибан» Верховным судом РФ 14 февраля 2003 года было признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

***********Квонсет-Пойнт, также известный как Квонсет, представляет собой небольшой полуостров в заливе Наррагансетт в городе Норт-Кингстаун, штат Род-Айленд, США. Его название широко известно от «хижины Квонсет», которая была здесь впервые построена. Quonset — это алгонкинское (индейское) слово, означающее «маленькое, длинное место».

************Кличка государственного департамента и окружающей его местности.

************ПЗРК «Стрела-2»

Источник

oppp.ru

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика