В деле «Кучуксульфата» появился малолетний акционер

В деле «Кучуксульфата» появился малолетний акционер

15 февраля в Арбитражном суде Алтайского края настал прокурорский день. Заявители по делу о незаконной приватизации компании «Кучуксульфат» — представители Генеральной прокуратуры России — были в приподнятом настроении. В зал заседаний люди в синей форме заходили не с пустыми руками — по ощущениям, впервые с начала разбирательства (с октября 2021 г. — ред.) — они несли коробки с документами, которые планировали предъявить суду.

Доказательства позиции истца, вероятно, были напечатаны с запасом. И перед тем, как заявить о них в арбитраже, представитель Генпрокуратуры попросил суд разрешить вопросы всех встречных исков и ходатайств от третьих лиц — дабы окончательно определить круг ответчиков по делу и других участников процесса. Суд с прокуратурой согласился, а в отношении встречных исков принял решение принять их к рассмотрению в данном деле.

Напомним, что ответчики по делу о незаконной приватизации «Кучуксульфата» — акционеры компании — заявили суду встречные иски с требованием признать за ними право на владение активом в силу приобретательной давности. Они владеют бумагами предприятия уже более 10 лет.

В прошедшем заседании представители Генпрокуратуры сделали упор на несколько моментов. Главным образом истцы настаивают на том, что «Кучуксульфат» является добывающим предприятием, а стало быть, не мог быть приватизирован без решения правительства России. Истцы представили в Алтайский арбитраж письма из Роснедр, Росимущества, аппарата правительства, Минэкономразвития и Санкт-Петербургского горного университета с выраженным общим мнением о том, что «Кучуксульфат» относится к добывающей промышленности. Все представленные письма относительно событий 30-летней давности датированы 2022 годом. Основание для свежего взгляда чиновников одно — комбинат является добывающим предприятием.

Ответчики не согласились с данной позицией. По мнению акционеров «Кучуксульфата», в середине прошлого века предприятие строилось министерством химической промышленности, именно ему выделялись земли для создания Кучукского сульфатного завода. И по сегодняшний день Кучуксульфат по отраслевой принадлежности относится к химической промышленности России и всегда являлся перерабатывающим предприятием.

Также Генпрокуратура представила суду документы — главным образом переписку различных министерств и ведомств начала 90-х годов — которые, по мнению истца, говорят о неведении правительства относительно приватизации Кучукского сульфатного завода. Ответчики дадут оценку этим документам, после того как ознакомятся с ними.

«Предприятие („Кучуксульфат“ — ред.) в период, когда оно выбывало из собственности РФ на первом этапе (по мнению Генпрокуратуры — в конце 1992 г. — ред.), в ведении Алтайского края не находилось. То есть, он, как был в федеральной собственности по состоянию на 1993 год, так он в ней и оставался. Во всяком случае, те органы, которые принимали решения, быть или не быть этому предприятию и в какой собственности, они знать не знали о том безобразии, которое учинили региональные власти и высшее руководство государственного предприятия», — заявил представитель Генпрокуратуры.

Но факт нахождения предприятия в федеральной собственности никто и не оспаривает, парировали ответчики. «Никакой передачи имущества на баланс Алтайского края не могло быть в принципе, так как предприятие продавалось от имени РФ в соответствии с законодательством того времени и в рамках наделенных полномочий», — заявил в ответ на это представитель «Кучуксульфата».

В очередной раз представители Генпрокуратуры высказались против срока исковой давности. По мнению истцов, он не был пропущен, поскольку текущие акционеры «длительное время консолидировали актив через подконтрольные компании». Представитель надзорного ведомства обозвал собственников «Кучуксульфата» «перекупами».

В ряды «перекупов» попал и 12-летний ребенок, получивший акции «Кучуксульфата» в результате наследования от умершего отца. Подобное отношение истца возмутило его мать Наталью Розинкину, защищающую в Алтайском арбитраже интересы юного миноритария:

— Мой сын потерял отца. Он получает пенсию по потере кормильца. И по праву представления — от дедушки через отца, который умер, — ему перешли эти акции. Сейчас они (акции «Кучуксульфтата» — ред.) — основной источник дохода.

Наталья Розинкина также напомнила, что прокуроры обязаны защищать интересы малолетних. Но в деле «Кучуксульфата» она видит совершенно иной поворот:

— Прокуратура должна защищать интересы несовершеннолетних детей — на них возложена данная обязанность. Оно должны мониторить ущемления их прав. А здесь идёт как раз ущемление имущественных прав моего ребёнка. Я думаю, что при предъявлении иска они (представители Генпрокуратуры — ред.) видели дату рождения ребёнка и сейчас в суде слышали — мы озвучивали, что ребёнок несовершеннолетний. Но никаких мер защиты его прав они не предпринимают.

Своим мнением с журналистами поделился после заседания в Алтайском арбитраже адвокат Максим Мерещак, представляющий интересы двух миноритариев. По мнению защитника, рассматривать дело о приватизации, прошедшей 30 лет назад, неэтично и противозаконно:

— У нас срок исковой давности три года, установленный для пересмотра и оспаривания сделок. Этот срок давно истёк. И прокуратура, наверное, считает, что находится в более привилегированном положении по отношению к другим участникам данного разбирательства, раз они говорят, что срок исковой давности для них не действует.

«СП»: — Вы подали встречный иск только от одной подзащитной. Почему?

— Мы пока изучаем дело, смотрим, подавать ли второй иск или нет. Приобретательная давность, вероятно, есть и здесь. Но её совершенно необязательно доказывать. Поскольку сама по себе приватизация не может быть оспорена, даже если она проведена с нарушениями, так как у истца срок на судебную защиту истёк. И в данном случае не должно оцениваться, были ли правомерно или нет приобретены данные акции. Мои доверители — пенсионеры. Они приобретали акции абсолютно законно в рамках правового поля и оборота данных бумаг.

«СП»: — То есть они не «перекупы», как считает Генпрокуратура?

— Меня это слово резануло, потому что в арбитражном процессе, где мы рассматриваем документы, мы апеллируем юридическими понятиями. А такие слова, как «перекупы» и другие некорректные выражения из уст представителей прокуратуры просто неэтичны. А «перекупы» ли они? В данном случае люди получили акции по договорам дарения, в порядке наследования от родственников — это обычный оборот акций. Каким образом они являются «перекупами», если получили бумаги по безвозмездной сделке?

«СП»: — Если решение суда будет не в пользу собственников, что это может означать? Станет ли это прецедентом в арбитражной практике в России?

— Это в любом случае будет прецедентом: что положительное для прокуратуры решение, что отрицательное. Если это будет деприватизация, то, я думаю, уже всем стоит задуматься в нашей стране, насколько их позиции в плане собственности защищены.

Мне жалко нашу судебную систему и институт собственности. Над ним нависла сейчас достаточно серьёзная опасность того, что если пересмотрят здесь — а уже одно дело пересмотрели с Башкирской содовой компанией — то пересмотрят итоги приватизации, возможно, в других субъектах федерации. Я думаю, что это повлияет на многих.

Ответчики подали в суд пояснение о том, что приватизация Башкирской содовой компании и Кучуксульфата в корне отличаются по всем позициям. И те основания для деприватизации, которые были применены к Башкирской содовой компании, не могут быть применены к алтайскому предприятию, уверены ответчики.

Для более детального ответа на последние доводы Генпрокуратуры в Алтайском арбитраже ответчики попросили отложить заседание. К тому же миноритарии, привлечённые к рассмотрению иска лишь в конце января, попросили выделить им больше времени на подготовку своей позиции, поскольку они, по сути, пропустили по делу четыре заседания — и объём материалов к изучению для них несравнимо больше.

Суд учёл мнение ответчиков и отложил рассмотрение дела на максимально возможный срок — один месяц. В следующий раз стороны встретятся в Алтайском арбитраже 15 марта. «Свободная пресса» будет следить за развитием событий.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика