Хуго Шмайссер: как оружейник Гитлера работал на «Ижмаше» после войны

Имя немецкого оружейного конструктора Хуго Шмайссера в нашей стране известно многим, однако сама личность инженера вызывает массу вопросов. Один из самых таинственных эпизодов его жизни связан с работой на заводе «Ижмаш», куда он прибыл после окончания войны по приглашению советской стороны.

От самоучки до легенды

Хуго Макс Шмайссер – сын известного оружейника Луиса Шмайссера. Ещё до Первой мировой войны он, будучи самоучкой, занимался конструированием и производством пулеметов в фирме Теодора Бергмана. В 1919 году с братом Гансом Шмайссером и родственником Паулем Кохом он основывает фирму «Industriewerk Auhammer Koch und Co.», которая на основе собственных патентов занимается разработкой деталей и механизмов огнестрельного оружия. Через три года в городе Зуль он основывает вторую фирму под названием «Братья Шмайссер».

Учитывая, что на Германию «Версальским договором» были наложены ограничения в области производства автоматических видов вооружения, Хуго Шмайссер работал на перспективу, в надежде, что запреты рано или поздно снимут и он сможет добиться признания. Выход на заказчиков давался тяжело, однако предпринимателям все же удалось заключить контракт с бельгийской фирмой «Байярд» и продать ей патент на изготовление модернизированного МР-18-1 («пистолета-пулемета системы Шмайссера»).

В самой Германии разработки Шмайссера оказались не очень востребованы. Он ищет новые возможности, решая в 1933 году вступить в НСДАП, что сулило бы ему преимущество над конкурентами в борьбе за госзаказы. Этот шаг помогает конструктору сблизится с наиболее влиятельными кругами нацистской Германии.

В 1938 году на фирме «Хенель», с которой сотрудничает Хуго Шмайссер, под его руководством начинается разработка нового автоматического оружия под промежуточный патрон 7,92×33 Kurz. Испытания пистолета-пулемета, получившего обозначение MKb, прошли успешно и уже в 1942 году опытные образцы были отправлены в войска, сражавшиеся на Восточном фронте. После некоторых доработок новое оружие уже под маркой Sturmgewehr 44 (StG 44) запускается в серийное производство. Всего было выпущено около полумиллиона изделий, которые поставлялись по всему миру, включая страны Латинской Америки и Северной Африки.

Автоматическая штурмовая винтовка StG 44 оказалась удачной как с технологической, так и с тактико-технической точки зрения, опередив, по мнению специалистов, свое время на десяток лет. Некоторые исследователи даже усматривают преемственность между АК-47 Калашникова и Sturmgewehr 44. Это мнение имеет под собой основание, поскольку именно прототип детища Шмайссера MKb.42 (H) служил одним из образцов для создания нового поколения автоматического оружия в СССР в годы войны.

В послевоенной Германии имя Шмайссера было надолго предано забвению, об оружейнике знал лишь узкий круг экспертов. Это во многом связано с тем, что продукция семейного предприятия Шмайссеров выходила под брендом Хенеля, Бергманна и других фамильных фирм. У нас в стране имя Шмайссера было на слуху благодаря многочисленным художественным фильмам, в которых демонстрировались немецкие автоматы. Однако чаще всего в народе «шмайссерами» совершенно необоснованно называли пистолеты-пулеметы MP 38 и MP 40 конструкции Генриха Фольмера, к которым Хуго Шмайссер никакого отношения не имел.

В гости к победителю

3 апреля 1945 союзные войска занимают город Зуль, в котором находилось производство Шмайссеров. Оба брата были взяты под арест, а на их продукцию наложен запрет. В течение двух месяцев Шмайссеров допрашивали американские оружейные эксперты и неизвестно, чем бы все это закончилось, если бы Тюрингия не стала зоной советской оккупации. Зуль перешел в руки советской военной администрации, которая также заинтересовалась разработками Шмайссеров. И первое, что она сделала – изъяла у немецких оружейников всю производственную документацию.

В октябре 1945 года Хуго Шмайссера привлекли к работе в технических комиссиях, оценивающих последние достижения немецкой оружейной промышленности и возможности адаптации этих технологий на советской почве. Хуго было несложно пойти на сотрудничество с СССР, так как почти все немецкие оружейные предприятия либо закрывались, либо национализировались, что лишало его надежного источника существования.

Кроме основной задачи – сбора информации о германских военных разработках – технические комиссии также занимались подбором ценных кадров среди немецких специалистов для отправки на работу в СССР. Эта командировка шла в счет репараций, которые должна была выплачивать Германия Советскому Союзу как стране-победительнице. Хуго Шмайссер вошел в число таких специалистов, которых в «добровольно-принудительном» порядке в октябре 1946 года вывезли в Ижевск. Вместе с ним в СССР отправили других известных немецких оружейников – Карла Барнитцке, Оскара Шинка, Вернера Грюнера.

Советские власти, опасаясь саботажа со стороны германских конструкторов, пообещали им щедрую оплату за проделанную работу. В зависимости от квалификации специалиста месячный оклад должен был составлять от 3 до 10 тысяч рублей, кроме того, им полагался бесплатный продовольственный паек. Командированным разрешалось привезти в СССР членов своих семей, а также часть своего имущества, в том числе предметы мебели. Супруга одного из немецких инженеров не пожелала расставаться с любимой коровой – советская администрация пошла ей на встречу и позволила взять животное с собой.

Без существенного вклада

В некоторых источниках, например, у немецкого историка Герхарда Реша, можно встретить информацию, что на «Ижмаше» работало 340 специалистов из Германии. Но, скорее всего, Реш подсчитал всех немцев, привезенных в Ижевск. Группа, прикрепленная к «Ижмашу», была небольшой и, очевидно, не превышала 16 человек. 10 из них были приписаны к 27-му отделу, занимавшемуся производством мотоциклов. Возглавлял немецкую бригаду Герман Вебер, главный конструктор фирмы DKW (Dampf Kraft Wagen).

Вместе с сотрудниками DKW в Ижевск прибыли вагоны с разобранным оборудованием, на котором предполагалось наладить производство дорожного мотоцикла среднего класса Иж-350. Отечественная машина представляла собой смесь разных версий немецкого образца «DKW NZ-350». Для послевоенных лет советские граждане получили довольно современный, простой и надежный мотоцикл.

Вторая группа в составе 6 человек работала при 58 отделе, занимавшемся разработкой бронетехники и вооружений. Ею руководил Карл Барнитцке, главный инженер фирмы «Gustloff Werke». О деятельности этой группы почти ничего не известно. Единственный видимый след ее пребывания в СССР – огромное количество чертежей.

Большая часть немецких специалистов не допускалась непосредственно в цеха, где производили технику и вооружение. Все то время, в течение которого они находились на «Ижмаше» их сопровождал представитель комендатуры завода. Исключение делалось лишь для немцев, работавших в заводоуправлении и только для посещения цеха мотоциклетного производства. Немецкие инженеры, очевидно, принимали участие в подготовке советских специалистов-оружейников, учившихся в индустриальном техникуме.

Чем же в СССР занимался сам Хуго Шмайссер? Об этом известно еще меньше. Ходили разговоры о том, что он внес свой вклад в разработку АК-47, однако скорее всего Калашников использовал отдельные технические наработки, нашедшие применение в пистолете-пулемете Sturmgewehr 44. Если сравнивать работу Шмайссера и других немецких конструкторов, прикрепленных к «Ижмашу», то она получала одну из самых низких оценок от руководства завода.

В характеристике Хуго Шмайссера, датированной 2 сентября 1949 года, было отмечено, что он отказывается принимать участие в каких-либо конструкторских разработках, ссылаясь на отсутствие профессионального технического образования. Тем не менее в Германию Шмайссер вернулся на полгода позже своих коллег – в июне 1952 года. Это свидетельствует о том, что его знания все же были востребованы.

Судя по дошедшим до нас документам, Шмайссер вел себя в СССР довольно вызывающе. Постоянно требовал повышения денежного довольствия. Так, в одном из своих жалобных писем он сетовал на то, что советская сторона не выполняет своих обещаний по выплате ему оклада в размере 5000 немецких марок. Известно, что ежемесячная заработная плата немецкого конструктора составляла 2000 марок, значительную часть этой суммы он переводил в Германию для поддержки родственников, включая жену, которая не захотела ехать в Советский Союз.

По возвращении на родину у Хуго Шмайссера обострилось хроническое заболевание легких – очевидно суровый климат Предуралья не пошел на пользу немцу. Умер изобретатель 12 сентября 1953 года после операции на легких в городской больнице Эрфурта и был похоронен в Зуле, где прошли его лучшие годы, как оружейного конструктора.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика