Погоны для театра: Чехов бы обиделся, Лермонтов кого-то пристрелил

Погоны для театра: Чехов бы обиделся, Лермонтов кого-то пристрелил

Украинская культура начала укреплять свою обороноспособность. В Харьковском русской театре кресло директора занял генерал-майор Анатолий Винник.

При новом директоре большим успехом наверняка будет пользоваться грибоедовское «Горе от ума», если, конечно, коллектив рискнет поставить эту пьесу. Все-таки Грибоедов родом из «страны-агрессора».

Впрочем, решение о назначении генерала вполне демократично приняла конкурсная комиссия. Кроме него на эту должность претендовали Наталья Мысенко, исполнявшая обязанности директора театра целых два месяца, с марта по май 2021 года, и Елена Ткаченко, работавшая в должности и.о. с мая по август. Ранее Мысенко была замдиректора, Ткаченко — бухгалтером, а Винник — военным пенсионером МВД Украины.

В молодости он служил органах Министерства внутренних дел Украины в Харьковской области. Несколько лет проработал заместителем председателя Харьковского областного совета. С 2002 по 2005 был прикомандирован к Харьковской областной государственной администрации, где занимал должность начальника отдела по обеспечению деятельности председателя областной государственной администрации.

В общем, прошел путь от рядового пожарного до генерала. И, без преувеличения, стал героем — он принимал участие в ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС.

Но не будем копаться в грязном театральном белье, тем более, что театр — заграничный.

Лучше зададимся вопросом, насколько вообще уместно вторжение представителей силовых структур на территорию искусства? Интригу подстёгивает еще и то обстоятельство, что речь не об украинском национальном театре, а о русском. А всё русское для украинских властей — как красная тряпка для быка.

—  Мобилизация военных кадров для укрепления идеологического климата в театре не является чем-то новым, — рассказывает искусствовед Анна Медалье. — Многие видные деятели советской культуры прошли войну, учились в военных вузах. После ВОВ у фронтовиков были льготы при поступлении в творческие вузы. Многие дети военной номенклатуры шли в артисты и служили уже Мельпомене.

Другой вопрос, как назначение генерала скажется в дальнейшем на репертуаре театра. Не окажется ли расколот творческий коллектив подобным назначением. Видимо руководство подобным образом стремится поддержать свой авторитет, отправляя военные кадры на укрепление культурного фронта.

Борьба хорошего с лучшим, укрепление провластных кадров, не всегда, к сожалению, идет на пользу дела. Если генерала назначили как человека стороннего, чтобы погасить конфликт в коллективе и выстроить нормальный рабочий процесс — это одно, а если он должен еще и стращать и не пущать — уже совсем другое.

Цензура в такой форме не может пойти на пользу в подобной ситуации, когда украинское общество расколото, растут националистические настроения. Подождем результатов и будем надеяться, что муштры в театре не будет.

Среди руководящего состава творческих коллективов нередко попадаются «служаки», которых легко узнать по армейским выражениям (например — «так точно», «есть»). Но бывает, что армейская выучка идет на пользу делу:

— Плюсы таких людей на руководящей должности очевидны, — говорит социолог Мария Домарёва. — Их отличительные черты — исполнительность, четкость. Они, как правило, жестко придерживаются протокола, нормативов, устава и с большой неохотой импровизируют. Поэтому когда в работе творческой группы идет текучка, «служивые» надежны и предсказуемы. У них все построено и подогнано. Все происходит вовремя, и «творцы» не забывают свои обязанности.

Но кто хоть раз сталкивался с «кухней» театральной группы, знает, что форс-мажор или аврал — не частая, а постоянная составляющая подобных направлений деятельности: напечатали с ошибкой афишу, внезапно испортился реквизит, прямо перед премьерой выключился свет, а электрик пропал. Тут нужны выдержка и «спартанское» спокойствие.

«СП»: — А недостатки?

— Минусы службистов — архаичность, простота. Им легче думать линейно, а потому они не готовы к усовершенствованиям или инженерным реформам. Логично, когда нет очевидных сбоев в работе, зачем-то отдавать силы и просить средства на технические новшества, использование последних достижений в области декораций, света, рекламы и многого другого.

Конечно, тут все зависит от конкретной личности руководителя: и службисты могут быть инноваторами!

«СП»: — Чем может обернуться массово пришествие представителей силовых структур в сферу культуры и искусства?

— Конфликт интересов здесь вероятен, но не очевиден. Творческие личности, естественно, дистанцируются от казарменной дисциплины. Поэтому, например, при давлении техническая либо творческая часть коллектива может перейти в другой театр. Как возможно, что благодаря своей известности, коллектив общими усилиями добьется увольнения директора.

Если же руководитель окажется мудрее: начнет решать насущные проблемы, интересоваться мнением всех работников театра — от примы до уборщицы, приглядится к коллективу, не станет вмешиваться лишний раз, но продолжит вести работу, согласно уставу, то деятельность такого коллектива без сомнения станет единой и успешной.

И надо сказать, в истории российского театра было немало примеров, когда военные с успехом служили Мельпомене. Хрестоматийные примеры — поручик Михаил Лермонтов, полковник Константин Симонов. Если говорить про наши дни, стоит вспомнить директора Центрального академического театра Российской армии полковника Ивана Чурсина. Чурсин в 1975 году окончил Ярославское высшее военное финансовое училище имени генерала армии А. В. Хрулева, а затем служил в Воздушно-десантных войсках и ряде соединений и объединений войск противовоздушной обороны.

А режиссером в этом театре многие годы служил подполковник бронетанковых войск Борис Морозов. На самой большой сцене Европы он поставил много спектаклей, ставших классикой театральных подмостков: «Много шума из ничего», «Отелло» и «Гамлет» по пьесам Шекспира, «На дне» Максима Горького, комедия Александра Островского «Сердце не камень».

На этой же сцене вот уже сорок лет ставит спектакли режиссер Александр Бурдонский, внук Иосифа Сталина, выпускник Суворовского училища. Молодому поколению военная жилка тоже не чужда — например, знаменитый актёр театра и кино Данила Козловский окончил Кронштадтский военный морской кадетский корпус.

Источник

oppp.ru

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика