Почему американцы в очередной раз облажались в Персидском заливе

Почему американцы в очередной раз облажались в Персидском заливе

«Свободная пресса» продолжает публиковать переводы авторов из альтернативных западных СМИ. Это далеко не та пропаганда, которую печатают в CNN, New York Times, Washington Post, Los-Angeles Times и других «авторитетных» медиаресурсах. Если вам интересно побольше о узнать об этих авторах, можно заглянуть сюда.

Этот результат оказался не тем, что предполагал генерал Кеннет Ф. Маккензи-младший, глава Центрального командования Соединенных Штатов (United States Central Command, CENTCOM). К его чести, Маккензи признал, что он «полностью ответственен за этот удар и за трагический исход». Четырехзвездочный генерал морской пехоты пошел еще дальше. В записанном видеообращении он выразил свои «глубокие соболезнования семье и друзьям погибших».

Достаточно легко понять чувство раскаяния Маккензи. Кто бы не почувствовал себя встревоженным — даже обескураженным, — что такая унизительная ошибка должна была ознаменовать завершение неудачной двадцатилетней войны? И как раз в тот момент, когда дядя Сэм, прихрамывая, направился к выходу, надеясь уйти с остатком достоинства, кажется, сама Фортуна нанесла последний дармовой удар, последнее оскорбление вооружённым силам, которые сами себя провозгласили величайшими на планете.

Но в данном конкретном контексте, что вообще означает фраза «полностью ответственен»? Должно ли признание Маккензи побудить его подать в отставку? Следует ли его уволить? Достаточно ли его увольнения, чтобы загладить вину за тех семерых погибших детей?
Учитывая недавние события в их стране, трудно представить, чтобы афганцы вообще обратили внимание на откровенные чувства генерала или, если уж на то пошло, на его судьбу. Что касается американского народа, то большинство из нас двинулись дальше. Афганистан — это уже вчерашний день.

А вот это, позвольте мне предположить, и есть проблема. Учитывая нашу печально известную нехватку национального внимания, американцы упускают из виду «ужасную ошибку», имеющую гораздо большие последствия. Я имею в виду само существование Центрального командования.

Созданное Рональдом Рейганом в 1983 году, оно в настоящее время является одним из 11 «боевых командований» Пентагона, которые в буквальном смысле охватывают весь земной шар, простираясь даже в космос и киберпространство. Земная зона ответственности CENTCOM (area of responsibility, AOR) охватывает 20 стран, простираясь по всему Большому Ближнему Востоку (и совсем недавно включила в себя также Израиль). На веб-сайте командования предоставляется конкретика: четыре миллиона квадратных миль, населенных более чем 560 миллионами человек из 25 этнических групп, придерживающихся множества религиозных традиций и говорящих на 20 языках наряду с множеством местных диалектов. Само по себе, хотя это всего лишь одно из этих 11 командований, это уже царство впечатляющих имперских размеров.

Согласно заявлению о своей миссии, на всей этой обширной территории командование «направляет и обеспечивает проведение военных операций и мероприятий с союзниками и партнерами для повышения региональной безопасности и стабильности в поддержку долгосрочных интересов США». Тем не менее, хотя безопасность и стабильность могут описывать номинальные устремления CENTCOM, его истинная цель совершенно иная. В действительности скрытая цель всего созвездия боевых командований состоит в том, чтобы утвердить американское превосходство. CENTCOM существует для того, чтобы продемонстрировать непреходящую потребность в американском глобальном «лидерстве». Это выражено в прямолинейных военных терминах посредством обязательств в области безопасности, обширной сети иностранных баз, планов и возможностей на случай непредвиденных обстоятельств, наращивания мускулов и постоянной возможности того, что Пентагон уклончиво называет «кинетическими действиями».

В последние десятилетия это конкретное боевое командование привлекло больше внимания, чем любое другое — и не без оснований. Его зона ответственности определяет арену, на которой американское первенство оспаривалось наиболее горячо. В пределах обширных границ CENTCOM решается судьба американской империи после окончания холодной войны — на самом деле, возможно, уже была решена.

Когда-нибудь — возможно, через десятилетия — какой-нибудь честолюбивый учёный опубликует критическую историю Центрального командования США в эту эпоху. Это будет большая книга, и в ней будут затронуты важные вещи. Однако одно можно сказать наверняка. Как бы этот автор ни решил озаглавить свою книгу, в заглавии не будет фразы «Безопасность и стабильность». Вполне возможно, что в нем может содержаться некоторая ссылка на «Упадок и падение». В конце концов, CENTCOM — это то место, где американская империя начала разрушаться.

С момента своего создания CENTCOM возглавляли 14 генералов и адмиралов. Назначение генерала Маккензи датировано мартом 2019 года. У меня нет никаких сомнений в том, что каждый из этих офицеров — умный, трудолюбивый и патриотичный — сделал все возможное, чтобы выполнить миссию CENTCOM. За одним-единственным исключением к этой цели ни один из них и близко не подошел.

Это исключение подтвердило правило: генерал Норман Шварцкопф, который возглавлял Центральное командование во время войны в Персидском заливе в 1991 году. Как только стрельба в этой короткой кампании прекратилась, Шварцкопф, не теряя времени, ушел в отставку и подал документы об уходе на пенсию. Решение оказалось мудрым. Таким образом, он избежал неприятных последствий, которые превратили операцию «Буря в пустыне» в нечто иное, чем решающая победа, которой она изначально казалась.

На краткий миг, включенная наряду с Геттисбергом** в пантеон американских военных триумфов, сегодня «Буря в пустыне» стоит в одном ряду с некогда знаменитой, а ныне давно забытой битвой в Манильском заливе в 1898 году. Да, там коммодор Дьюи быстро расправился с испанским флотом — точно так же, как Шварцкопф расправился с иракской армией Саддама Хусейна. Однако последовавшая за этим «долгая война», которая в конечном итоге умиротворила Филиппины, принесла Соединенным Штатам приз сомнительной стратегической ценности. Почти такой же вердикт был вынесен и в отношении «Бури в пустыне». Освобождение оккупированного Ираком Кувейта в 1991 году практически не принесло ощутимых выгод Соединенным Штатам.

Как бы ни было больно признавать бывшим командирам Центрального командования, само существование этой организации совпало с почти ошеломляющим ухудшением региональной безопасности и стабильности на всем Большом Ближнем Востоке. Унизительный крах военных усилий США в Афганистане через 20 лет после их начала только подчеркнул этот момент. Можно спорить о том, пошли ли дела плохо из-за усилий США или вопреки им. Тем не менее, каковы бы ни были намерения Вашингтона или Пентагона, ситуация в зоне ответственности Центрального командования становилась радикально более нестабильной с 1983 года.

И действительно, CENTCOM для боевых командиров Пентагона является тем же, чем «машина будущего» Форда 1950-х годов — «Эдзел» — был для автомобилей. Может ли быть какой-либо вопрос в том, что, если бы CENTCOM был предприятием, ориентированным на получение прибыли, то оно бы давно разорилось?

Поэтому, когда члены конгресса и средства массовой информации пытаются докопаться до корней разгрома в Афганистане, они могут рассмотреть следующее предложение: возможно, проблема заключается не в генерале Маккензи или в длинной череде его предшественников, а в первую очередь в том, что этим командирам было поручено сделать.

ни должны рассмотреть возможность того, что с самого начала руководители CENTCOM были вовлечены в совершенно незаконнорожденное предприятие. Если это действительно так, то корректирующие действия должны включать нечто большее, чем замена Маккензи другим офицером, неизбежно скроенным из той же ткани.

Попросту говоря, первой «ужасной ошибкой» было создание CENTCOM и, тем самым, милитаризация американской политики на Большом Ближнем Востоке. Таким образом, очевиден необходимый шаг к предотвращению дальнейших катастроф в афганском стиле. Вашингтон должен полностью упразднить это боевое командование.

Другими словами, CENTCOM должен пойти по пути «Эдзел». Удалите логотип и нашивку. Завещайте девиз — «Постоянное совершенство» — какому-нибудь другому федеральному агентству (Почтовой службе? Почему нет!), отчаянно нуждающемуся во вдохновении. Отправьте коллекцию мемориальных досок, трофеев и других побрякушек этого командования в Национальный архив для каталогизации, хранения и забвения. Преобразуйте комплекс штаб-квартиры CENTCOM в Тампе, расположенный в нескольких часовых поясах от зоны ответственности, во что-то более полезное — возможно, в средство для оценки ухудшения региональных погодных условий.

Форд прекрасно обходился без «Эдзела». То, что Соединенные Штаты и весь Большой Ближний Восток могут прекрасно обойтись без CENTCOM, является гипотезой, которую стоит проверить. Но первым шагом должно быть упразднение самого командования.

Дать миру — или чему-то подобному — шанс

Создание Центрального командования выражало убежденность в том, что у Соединенных Штатов есть интересы в Персидском заливе, за которые стоит бороться. Возможно, это объяснимо в контексте того времени — последняя часть холодной войны выявила, что американская экономика зависит от импортируемой нефти. Это оказалось ошибочным суждением эпических масштабов.

Сегодня Соединенные Штаты больше не зависят от иностранной нефти. Вместо этого они сталкиваются с острой необходимостью полностью отказаться от ископаемого топлива. Ничто из этого не означает, что Вашингтон больше не сохраняет никаких интересов в зоне ответственности Центрального командования. Тем не менее, хотя определенные интересы все еще существуют, одно должно становиться все более очевидным: за эти интересы не стоит воевать. Вместо этого о них стоит поговорить. Другими словами, обеспечение этих интересов должно быть предметом дипломатии, а военные действия необходимо рассматривать только в самых экстремальных обстоятельствах.

«Региональная безопасность и стабильность» — фраза, содержащаяся в заявлении о миссии CENTCOM, четко описывает эти интересы. Если сделать государственный департамент, а не Пентагон ведущим ведомством в достижении этих целей, то на первый план выйдет совершенно иной подход.

Слишком долго политика США на Большом Ближнем Востоке характеризовалась безрассудными просчетами. Отныне, в эпоху после Центрального командования, её отличительными чертами должны быть благоразумие, терпение и сдержанность.

Что это может означать?

Вместо того, чтобы выбирать сторону в региональных спорах — Саудовская Аравия против Ирана, Израиль против ХАМАС и «Хезболлы» — Соединенные Штаты должны позиционировать себя как действительно честного посредника. Вместо того, чтобы упрекать некоторые страны в нарушении прав человека, а другие не замечать, они должны ко всем ним (и к себе) относиться в соответствии с общим стандартом. Вместо того, чтобы наводнять регион передовым оружием, им следует использовать свое влияние для сокращения поставок вооружений. Вместо того, чтобы избирательно противодействовать распространению ядерного оружия, они должны делать это последовательно по всем направлениям. Вместо того, чтобы распылять силы США по всему региону, они должны резко сократить количество баз, которые они там содержат. Самое большее, двух должно быть достаточно: авиабаза в Катаре и военно-морской объект в Бахрейне.

В целом, Соединенным Штатам следует снизить свое региональное военное присутствие примерно до того, каким оно был до создания Центрального командования. В дальнейшем политика Вашингтона должна заключаться в том, чтобы разряжать конфликты, а не разжигать их и, конечно же, не становиться их стороной.

Я не считаю, что описанные выше рецепты предлагают всеобъемлющий план «мира в наше время». Я считаю, что пришло время прекратить усугублять провал. С его по умолчанию подразумеваемой опорой на принуждение как выражение политики США на Большом Ближнем Востоке, CENTCOM потерпел безвозвратный крах.

Если политики — начиная с президента Байдена — воображают, будто у Соединенных Штатов есть какое-то обязательство «руководить», тогда им придется переосмыслить, что на самом деле означает лидерство. В этом отношении уроки последних десятилетий однозначны и неоспоримы. Интервенции и оккупация стран не сработали. Как и убийства, пытки и бессрочное содержание под стражей без суда. Что касается смены режимов и «строительства наций» — и то, и другое потребовало огромных затрат (более 2,3 триллиона долларов только на афганскую войну), в то время как ничего из этого не дало чего-то хотя бы отдаленно похожего на обещанные результаты.

Самая «ужасная ошибка», если перефразировать высказывание министра обороны Остина, относится к непосредственным последствиям холодной войны, когда Соединенные Штаты поддались форме автоинтоксикации — имперским заблуждениям, подпитываемым увлечением военной мощи.

Сейчас представляется возможность изменить курс. Путь к обретению трезвости может предложить просто признание того, что безопасность и благополучие американского народа не требуют сохранения регионального военного командования США, которое считает себя призванным определять судьбу 560 миллионов жителей в 21 стране. В конце концов, выздоровление начинается с того самого первого шага.

Источник

oppp.ru

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика