«Мы вымираем, нас вымирают»: Убыль населения в России бьет прошлогодние рекорды

«Мы вымираем, нас вымирают»: Убыль населения в России бьет прошлогодние рекорды

По итогам 2020 года естественная убыль населения (превышение числа умерших над числом родившихся) в России по сравнению с 2019 годом выросла более чем в 2 раза: с 316,2 тысячи до 688,7 тысячи человек. Этот показатель стал максимальным с тех пор, как в 2005 году естественная убыль населения нашей страны составила 846,6 тысячи человек.

Фактически за один только год мы лишились населения целого города, но этот факт на высшем правительственном уровне никого не взбудоражил. Никто из чиновников тогда в колокола не бил и голову пеплом не посыпал. Возможно, потому, что формально по итогам прошлого года численность населения России в 2020 году формально снизилась всего лишь чуть более чем на полмиллиона человек, до 146,17 миллиона человек из-за притока мигрантов.

Хотя стоило бы, потому что свежие демографические данные становятся не просто все более пугающими, а вызывают самый настоящий ужас.

Судите сами. Согласно свежей информации Росстата, естественная убыль населения России за период с января по август 2021 года уже на 71,6% превысила итоги аналогичного периода прошлого года — 595,3 тысячи человек сейчас против 346,9 тысячи человек тогда. Таким образом численность постоянного населения РФ по состоянию на 1 августа 2021 года упала до отметки в 145,8 миллиона человек.

Почему же мы вымираем такими дико прогрессирующими темпами?

Неужели все это — результат свирепствующего коронавируса, уже в четвертый раз накрывающего с головой нашу страну?

Но тогда получается, что цифры официальной статистики, мягко говоря, не отражают всю полноту картины.

А как такое может быть, если в стране есть сразу несколько передовых вакцин, одинаково эффективных, по словам разработчиков, против любого штамма этой заразы? Как это объяснить, если у нас в стране, по данным на 11 октября, полностью вакцинировано уже более 45 миллионов человек, а хотя бы первый компонент получили почти 49,5 миллиона?

Может быть, дело здесь в чем-то другом?

— Причина такого положения вещей, на мой сугубый взгляд, всего одна — государство упорно бьется над какими угодно вопросами политики и экономики, но только не здоровьем своих граждан, — обрисовал свое видение ситуации в беседе с «СП» председатель наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития Юрий Крупнов. — В прошлом году из-за всевозможных оптимизаций мы получили на выходе еле живую систему здравоохранения, которая упорно не желает перенастраиваться с точки зрения своей нацеленности на рост системного здорового иммунитета населения страны. Подчеркну — не искусственного, посредством прививки, а естественного.

В этом плане все наши замечательные последние медицинские решения, начиная от вакцинации и заканчивая новыми препаратами и процедурным регламентами лечения не адекватны имеющейся проблеме. Образно выражаясь, у нас в гостиной с потолка вода хлыщет диким потоком, а мы в соседней комнате обои клеим и свет в квартире гасим, чтобы этой самой дыры в темноте не видеть. Любые попытки списать ухудшение ситуации со смертностью на какие-то страшные новые штаммы коронавируса — «индийские», «дельты» и так далее — не более чем сохранение хорошей мины при плохой игре. На мой взгляд, корень проблемы не в вирусе, корень проблемы — в социальности.

«СП»: — Что вы имеете в виду?

— С точки зрения организации цифрового социального контроля, организации, по сути, слежки за людьми через систему QR-кодов, принуждения, введения локдаунов с нашим государством все хорошо, а вот с точки зрения своей направленности на базовые вопросы здоровья оно, я считаю, полностью разрушено. Об этом можно рассуждать бесконечно, но есть один прекрасный, я считаю, маркер, который все это наглядно подтверждает, что называется, лучше некуда.

Только недавно в России отменили ношение перчаток, которые, по большому счету, абсолютно бессмысленны и даже где-то вредны. Заставлять всю страну носить перчатки — это ведь для государства не столько вопрос даже не столько какой-то коммерческой составляющей, сколько повод сказать «видите, мы-то сделали все что могли, но упрямые люди делают все неправильно, поэтому и мрут от страшного вируса как мухи».

«СП»: — Но ведь смертность от коронавируса и впрямь, судя по официальным данным, в велика…

— Вообще, на мой взгляд, показатели смертности от коронавируса, мягко говоря, сильно завышены, — поделился своей точкой зрения на проблему профессор, академик РАЕН, демограф, д.м.н. Игорь Гундаров. — Суд в Португалии, например, недавно выявил стократные приписки в истории с фиксируемой в этой стране смертностью от коронавируса. А ведь подход к этому в других странах мира, уверяю вас, ничем от португальского не отличается.

«СП»: — Тогда почему же у нас очередные рекорды по естественной убыли населения?

— Какая-то роль коронавирусной инфекции в этом, без сомнения есть, как и несвоевременное оказание медицинской помощи по причине все того же SARS-CoV-2. Однако практически 90% смертей в России, по данным наших исследований, объясняются не этими факторами, а социальной атмосферой в обществе.

Она ведь в последнее время наполнена не оптимизмом и счастьем, а пессимизмом и унынием. Вспомните, в начале 90-х годов прошлого века, в лихое, смутное время, мы получили полуторакратный рост смертности разом от всех причин, в общей сложности потеряв за этот период около 15 миллионов человек. А все потому, что в обществе царила тоска и безысходность — мы потеряли Родину, мы никчемные «совки», мы не нужны передовой западной цивилизации.

Сейчас, по сути, происходит то же самое. Возникшая недавно в нашей стране так называемая моральная статистика свидетельствует — мы имеем сейчас резкий рост самоубийств, убийств, разводов, проявлений экстремизма, массовые расстрелы в школах на почве безысходности, причем по всему миру. Это все материальные следы, детерминированные нематериальной социальной атмосферой.

Во всем мире раскручивается страх смерти. Смерть повсюду — корчащиеся в судорогах умирающие, вереницы катафалков с гробами, переполненные морги. Маски, перчатки, одна волна, вторая, третья, четвертая, локдауны, изоляция. Весь мир заболел, как я его называю, агрессивно-депрессивным синдромом. Социум зол от безысходности и безысходно зол. А как иначе, если «мир уже никогда не будет прежним», «мы теперь всегда будем ходить в масках и перчатках» и так далее?

Такая атмосфера резко подрывает резервные силы организма так, что люди начинают массово умирать от абсолютно любой нозологии. Проще говоря, люди морально истощены до такой степени, что любой вирус или бактерия, до сегодняшнего дня не причинявшая никакого вреда, попадая в организм, становится для него смертельным агентом.

— Учитывая, что Россия, на минуточку, мировой лидер по избыточной смертности населения, — подытожил Юрий Крупнов, — правительству надо бы экстренно заседать по этому поводу каждый божий день. Но этого, как мы видим, не происходит, а между тем и по уровню естественной убыли населения, и уровню рождаемости Россия нащупала дно. Но не в том плане, что вот теперь мы начнем от него отскакивать, а в том, что хуже уже некуда.

По сути, мы сейчас находимся в стадии открытого ускоренного вымирания. Такими темпами нас к концу столетия останется дай бог половина от нынешнего числа. А все потому, что в основе нашего общества лежит полуторадетная семья, но вместо того, чтобы пытаться исправлять этот момент, наше государство предпринимает совершенно абстрактные шаги вроде замены показателей в национальных проектах по демографии в сторону ухода от своей ответственности.

Источник

oppp.ru

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика