Инфляция берет Кремль за горло

Инфляция берет Кремль за горло

Банк России в течение полутора месяцев повысит ключевую ставку до 6% годовых с нынешних 5%. Такой прогноз дали в аналитическом подразделении «Сбера» SberCIB Investment Research. Действия ЦБ будут направлены на то, чтобы сдержать стремительно растущую инфляцию, которая в мае впервые с 2016 года превысила 6%.

«Мы считаем, что ключевая ставка будет повышена на 50 базисных пунктов на заседании в пятницу, 11 июня. За этим может последовать еще одно повышение на 50 базисных пунктов в июле, после чего ставка должна остаться неизменной до конца года», — написал старший стратеги по долговому рынку SberCIB Игорь Рапохин.

Аналогичных прогнозов придерживаются и другие экономисты, которые не сомневаются, что 11 июня ставка будет повышена. Правда, пока разнятся прогнозы на сколько именно — от 0,25% до 0,75%. Эксперты сходятся на том, что инфляция не оставляет ЦБ другого выхода. Тем более, что ориентиром на конец года по-прежнему остается рост цен в 4%, но пока что с трудом верится в то, что удастся выйти на этот уровень. Инфляционные ожидания населения по последним опросам и вовсе поднялись до 12%.

Как отметили в свежем докладе аналитики Росбанка, наибольшую настороженность = вызывает очередное ускорение роста цен в «базовых» категориях потребления — продукты питания без учета плодоовощной продукции возобновили рост цен (7.6% г/г против 7.4% в марте и 7.1% в апреле), непродовольственные товары без бензина и табака ускорились до 6.5% г/г (против 5.9% г/г в марте и 6.1% в апреле).

Единственной категорией потребления, показавшей ценовую стабильность, остались услуги (3.3% г/г), однако догоняющий рост за пределом периметра регулирования в условиях повышенных инфляционных ожиданий может занять непродолжительное время.

Вопрос в том, сможет ли повышение ключевой ставки, даже на 0,5−0,75% действительно сдержать выходящую из-под контроля инфляцию или же этого окажется недостаточно. Кроме того, как отмечает заведующий кафедрой финансового менеджмента РЭУ им. Г.В. Плеханова Константин Ордов, у повышения ключевой ставки есть и обратная сторона — это подорожание кредитов а, значит, замедление экономического роста. Проще говоря, если инфляцию и удастся сдержать, то за счет роста ВВП.

— Можно не сомневаться в том, что ключевую ставку повысят, это заложено в прогнозы самого Центрального банка и включается в их представление о нейтральной денежно-кредитной политике. Ближайшие два года нас ждет систематическое повышение ставки, вопрос только в том, до какого уровня. То, что мы можем увидеть 6% уже в этом году — очевидный факт.

На ближайшем заседании ЦБ, с учетом шокирующей статистики по инфляции, которая уже вызывает опасения, не вышла ли она из-под контроля наших регуляторов, скорее всего, будет принято решение об увеличении ставки на 0,5 п.п.

Только недавно мы радовались быстрому восстановлению экономики, но оно приводит к дисбалансам в части инфляционных процессов и роста кредитного портфеля банков. Годовой прирост кредитного портфеля физлиц составил более 20%. Поэтому у Банка России не осталось поводов не повышать ключевую ставку.

«СП»: — Но это ведь может привести к замедлению восстановления экономики?

— Для нас 4% ожидаемого роста ВВП — это предел мечтаний. На большее мы не сильно претендуем. Но чтобы добиться обещанных 4% инфляции к концу года или хотя бы перелома нынешнего тренда ЦБ будет вынужден быстро и агрессивно ставку повышать. Тем более что в его прогнозах нейтральная денежно-кредитная политика допускает и 6,5%. Может быть, не в этом году, но в следующем мы ее вполне можем увидеть.

Мы видим косвенные доказательства «перегретости» экономики, например, дефицит рабочих рук. У нас резко сокращается уровень безработицы и прослеживается дефицит. На бирже труда состоят 1,4 миллиона человек, а заявок там уже 1,9 млн. Работодатели не могут обеспечить себя в условиях изоляции и снижения количества мигрантов внутрироссийскими трудовыми ресурсами.

Это приводит к росту зарплат, и хотя это, как и рост ВВП, хорошо, но с точки зрения экономических властей это сигналы «перегретости», что приводит к тому, что они вынуждены прибегать к мерам сдерживания экономики. Повышение ключевой ставки — это одна из наименее травмирующих мер, способных воздействовать на экономику, не нарушая конкурентные условия развития бизнеса и отраслевые балансы.

Поэтому, думаю, в пятницу мы увидим повышение ставки на 0,5%, хотя, боюсь, есть соблазн и увеличить ставку сразу на 0,75%, чтобы переломить хребет инфляции.

«СП»: — Получится ли такими методами сдержать инфляцию?

— Если попытаться проанализировать, почему сегодня инфляция столь неожиданная, резкая и никак не поддается уговорам и ограничениям со стороны правительства, первая причина в том, что она экспортированная. В мире в целом небывалый рост на отдельные виды продуктов и товаров. Это общемировой тренд, бороться с которым очень сложно.

Вторая причина — это перенос валютного курса. Каждый год мы видим, что рублевый курс вроде бы держится, но в какой-то момент происходит небольшая или средняя девальвация, которая постепенно переносится на цены. С этим тоже сложно что-то сделать.

Но важный момент в том, что инфляция — это как бы самосбывающийся прогноз. Инфляционные ожидания приводят к тому, что инфляция разгоняется по спирали. Ожидание роста цен закладывается производителем в товары и услуги, вызывая и усиливая инфляционные процессы.

Возможно, Центральному банку стоит очень сильно всех напугать, чтобы все снова поверили, что в конце года рост цен будет 4% и перестали закладывать ожидания 6−10% или даже 12%. Уже сегодня простые граждане оценивают инфляцию двузначными цифрами, исходя из своей потребительской корзины, и ожидания еще хуже.

Если все поверят в инфляцию в 4% к концу года, они перестанут закладывать большие ожидания в цену продуктов, а будут ориентироваться на этот умеренный таргет. Это позволит перейти к устойчивому уровню инфляции.

Когда мы видим рост цен на сахар, металл, продукты из дерева это связано с ростом цен на эти товары на международных биржах. Но в том же девелопменте рост цен на квартиры определяется не только доступными кредитами, но и ожиданием увеличения себестоимости. Чтобы победить одно и второе, ЦБ и повышает ключевую ставку.

«СП»: — Во что в итоге это решение выльется для экономики?

— С монетарной точки зрения это рациональное решение, если мы для себя решили, что 4% роста ВВП в этом году и 2−3% в последующие — это хорошо. Все что свыше мы назовем «перегревом» экономики и будем ее охлаждать.

Но если принять, что для обеспечения роста реальных доходов населения необходимо минимум 4−5% роста ВВП в год, а это вполне достижимо, то меры ужесточения денежно-кредитной политики будут мешать развитию компаний. Они не будут стимулировать внутренние инвестиции в бизнес, сделают менее доступными кредитные ресурсы и, как следствие, сделают менее конкурентными наши компании на мировом рынке.

Мы давно живем в глобальной экономике и по динамике цен видим, что они формируются с оглядкой на международные рынки и котировки. Важно понимать, что пока американцы, европейцы и китайцы как минимум не увеличивают свои процентные ставки, рост процентных ставок у нас приводит к неконкурентоспособности нашего бизнеса.

Это главный негатив, с которым нам придется либо смириться, либо использовать другие меры бюджетной политики для стимулирования экономической активности. А мерами монетарной политики можно сдерживать только те отрасли, которые в результате доступного кредитования или своего монопольного положение могут позволить себе безудержное увеличение цен на свои продукты и услуги.

Источник

oppp.ru

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика